Русь Православная
 

Священник Димитрий Каплун

С КЕМ БЫТЬ?

 

Несмотря на то, что число православных верующих, не желающих идти ни на какие компромиссы с мiром,

становится все меньше, мы не должны унывать, имея перед глазами вдохновляющие примеры таких великих святителей и угодников Божиих, как Марк Эфесский

 
 

Дорогой Константин Юрьевич!

Позвольте Вам предложить статью для публикации. Надеюсь, что не отвергнете.

Во Христе Ваш

свящ. Димитрий Каплун

г. Биробиджан, РПЦЗ.

kaplun@on-line.jar.ru

 

 В эти трудные дни для совести каждого православного христианина встает вопрос - с кем быть, с отступающей от Правды Божией Московской Патриархией, со вступившей на скользкий путь компромисса РПЦЗ или уходить в многочисленные расколы. Вопрос страшный, но, с другой стороны, прекрасный - Господь во всю жизнь нашу ставит нас в ситуацию нравственного выбора, и тем испытывает нас - верен ли ты воле Божией. Поступаешь ли ты так или иначе - Господь Всеведущий и Премудрый смотрит на твое сердце - поступал ли ты по страсти, по самолюбию, по гордости, или по любви к Богу. И в совести своей ты можешь быть оправдан или самоосужден.

Чтобы поступить согласно воле Божией, нужно смотреть на пример святых подвижников, исповедников, мучеников веры. Почитание святых, согласно св. Иоанну Златоусту, состоит в подражании им. Не было, наверное, такой эпохи, чтобы не испытывал Господь нашу веру, попуская брани, ереси, и гонения, словно в огне испытывая верность христиан. "Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос. Строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы, - каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть. У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду. А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем сам спасется, но так, как бы из огня." (1Кор.3:11-15)

Поэтому почти в каждом столетии Церковь Божия терпела нестроения, расколы, ереси - для того, чтобы испытать каждого как бы огнем - каков ты в своей совести, чью сторону принимаешь. Ради чего ты стараешься, ради Бога или ради себя? Часто сам человек не знает свои мотивы, но огненным испытанием Господь обнаруживает в тебе твои язвы и болезни, чтобы ты мог исцелиться от них.

Итак, обратимся к примеру святых, как они поступали в этом случае, и как спаслись. Вот удобный пример - история Флорентийской Унии в 1437 году. Перед закатом Византийской Империи, когда турки стояли уже почти у самых ворот Константинополя, православный император задумал просить помощи у Запада. Но Запад прежде оказания помощи требовал соединения Церквей - римо-католической и Православной. Уже тогда стоял перед православными христианами вопрос - с кем ты - с могущественным и богатым Римом, пораженным ересью, или с задыхающейся и умаляющейся Православной Церковью, терпевшей гонения от агарян.

Сначала все говорили о верности Православию. Император собрал делегацию, состоявшую из более, чем 600(!) человек со всего православного света. Тут были уполномоченные епископы от всех патриархов и митрополитов православного мира, в том числе и от Русской земли. Сам Константинопольский Патриарх Иосиф, на склоне лет, был вынужден возглавить эту делегацию и отправиться в Рим, чтобы представлять собою Православную Церковь. Хотя и не могли присутствовать на переговорах Иерусалимский и Антиохийский Патриархи самолично, из-за притеснений от сарацин, но они послали на переговоры своих полномочных представителей. Таким образом, на диалог с Римом шла вся церковная полнота, буквально вся Православная Церковь.

В эту делегацию был включен и св. Марк Эфесский. Он был известен как изрядный богослов и умница, поэтому его рукоположили в епископы Эфесские перед самой поездкой в Рим специально для того, чтобы он мог участвовать в дискуссиях. В "свой" кафедральный город - Эфес - он попадет уже после возвращения из Рима, да и то ненадолго.

Настроения перед отплытием из Константинополя у епископов были самые радужные - они чаяли восстановления единства церковного с римской кафедрой, отношения с которой были прерваны в 1054 году. Перед тем, как отправиться на Собор в Италию, Патриарх Иосиф говорил о великом деле, которое они предпринимают: они едут для заключения Унии, но ничего не уступят из тех традиций Святой Церкви, которые приняли, и готовы, если надо, и умереть за них, ибо что может быть славнее мученического венца? Заключал свою речь Патриарх словами: "Пойдем с опасностью, возратимся с победой и трофеями".

Сам святой епископ Эфесский Марк говорил об этом так: "По повелению и нужде Христовой Церкви... я последовал за Вселенским Патриархом и за богоданным Царем и Самодержцем на Собор в Италии... надеясь на Бога и на общих тех Представителей, я верил, что все у нас будет хорошо и мы совершим нечто великое и достойное нашего труда и надежд". Эту же свою горячую веру в торжество Православия и установление церковного единства св. Марк высказал и папе Евгению в речи, обращенной к нему.

Увы, все сбылось иначе. Патриарх не вернулся в Царьград, так как умер во Флоренции, а Православие было предано и продано, и греки вернулись домой не с победой и трофеями, как надеялись, а с документами, в которых были подписаны все папские ереси, в том числе и филиокве, и догмат о чистилище, и о папском главенстве. Не было на этих документах подписи всего лишь одного епископа - св. Марка Эфесского. Все остальные, в том числе и первоиерарх Русской Церкви, митр. Исидор - поставили свои подписи. К счастью, для Русской Церкви, Исидор впоследствии был изгнан со своего престола волею владычнего князя за вероотступничество и Россия осталась свободной от греха унии.

Но так или иначе, соборным решением всей наличной тогда православной полноты, под давлением греческого Императора и за папские деньги (содержание делегации полностью оплачивал папа Евгений) была подписана позорнейшая Уния и состоялась полная капитуляция перед римской ересью. Выгоды в Унии были чисто политические - удержать Византию от падения, поэтому власть и деньги сделали все, чтобы восторжествовали "патриотические" соображения, а не интересы Истины.

Когда греки вернулись домой, то, смущая свою совесть, они стали проводить в жизнь униатскую политику. Единственный несогласный - св. Марк Эфесский был назван ими бесноватым. Впоследствии он был заключен в тюрьму, где пробыл два года.

Где тогда была Православная Церковь - при полном предательстве и отступничестве всего епископата, за исключением св. Марка? В нем ли одном Она сосредоточилась?

Опыт Церкви говорит, что в св. Марке сосредоточилась вся  правда Церкви того времени, Её святость и непогрешимость, как искра Православия, которая должна быть сбереженной в темные периоды для того, чтобы огонь Православия снова мог вспыхнуть при первой возможности. Православная Церковь и Православие продолжало жить в душе православного народа, как под спудом сохраняется и тлеет огонек, а искры этого огня - такие как св. Марк Эфесский - сохранили в себе весь жар и всю ревность и всю энергию веры - чтобы воспламенить потом собой всю Вселенную.

Св. Марк был как бриллиант, сверкавший адамантовой твердостью в вере. Такая твердость подвигла впоследствии его ученика, Георгия Схолария, отстоять церковную правду. При заключении Унии Георгий молчал, и долго молчал, и соглашался с униатами, и только у смертного одра своего духовного наставника, св. Марка Эфесского, понял свою ошибку, и испросил прощения у умиравшего святителя, пообещав приложить все силы к восстановлению Православия. Когда св. Марк умирал - то у гроба его собрались все наличные православные - остальные отложились в Унию.

Св. Марк обратился к ним со словами:

"Скажу же о Патриархе, чтобы не подумалось ему, быть может, оказать мне некую честь в погребении смиренного этого моего тела, или на гробницу мою послать кого-либо из своих архиереев, или из своего клира, или вообще кого-нибудь из находящихся в общении с ним, для того, чтобы принять участие в молении или присоединении к священнослужителям из нашего удела...

И чтобы моя безгласность не дала не знающим хорошо и полностью моих взглядов повода заподозрить некое соглашательство - я говорю и свидетельствую пред многими находящимися здесь и достойными мужами, что я совершенно и никоим образом не хочу и не принимаю общения с ним или находящимся с ним, ни в этой моей жизни, ни после смерти, как не принимаю ни бывшей Унии, ни латинских догматов...

Я совершенно уверен, что насколько дальше я стою от него и подобных, настолько я бываю ближе к Богу и всем Святым... И посему говорю: как в течении всей моей жизни я был  в разделении с теми, так - и во время отшествия моего, да и после моей смерти, я отвращаюсь от обращения и единения с ними и клятвенно заповедую, чтобы никто из них не приближался ни к моему погребению, ни к могиле моей, а также  с целью попытки присоединиться и сослужить в наших богослужениях, но им подобает быть совершенно в разделении с нами до тех пор, пока Бог не дарует исправление и мир Своей Церкви".

Георгий Схоларий обещал ему это. Впоследствии, Георгий стал Геннадием, святым патриархом Константинопольским, который и отменил позорную унию.

Но Константинополь это уже не спасло. Второй Рим пал в 1453 году - кто знает, может быть оттого, что слишком мало нашлось подобных св. Марку Эфесскому.

Но вера была спасена. Из ее искры впоследствии разгорелось святое пламя - на севере оказался суровый народ, который принял это бремя падающей власти Византии - воспринял и веру ее, и церковность - и явил миру могущественное лицо Православной Империи, Третьего Рима.

 

ОТ РЕДАКЦИИ: Мы опубликовали статью отца Димитрия по его просьбе. Но, честно говоря, так и не поняли, в чем заключается ее особая злободневность. Нам кажется, что, несмотря на всю нынешнюю смуту, вопрос 'С кем быть?' для вдумчивого и внимательного православного христианина сегодня все же не стоит.

Быть надо с Православной Церковью Христовой, это очевидно. Даже если значительная часть ее священноначалия отпала в ересь и отступничество. Церковь - Тело Христово - есть совокупность верных, а не сборище высокопоставленных бюрократов в золотых митрах и бриллиантовых панагиях. В России таковой Церковью является Московская Патриархия, нравится это кому бы то ни было, или нет:

Поэтому мы и остаемся в ее лоне, несмотря на все издевательства и насмешки со стороны 'истинно православных'. Остаемся для того, чтобы сделать все возможное, чтобы спасти Святую нашу Мать от жадности и лукавства, от насилия и равнодушия высокопоставленных волков в овечьих шкурах, всяких там жидовствующих гундяевых, вахромеевых, котляровых, поярковых и иже с ними.

И мы не одни. С нами значительное множество благочестивых пастырей и архипастырей, в последнее время все чаще возвышающих свой голос против беззакония и 'мерзости запустения на месте святом'. Так что пока, слава Богу, историческая параллель с временами святителя Марка Эфесского, применимо к Московской Патриархии видится нам явно натянутой.

А вот для тех, кто покинул МП - то ли разругавшись со своим церковным начальством, то ли в поисках 'истинно-православных' единомышленников - вопрос 'с кем быть?' обрел сегодня особую актуальность. Оторвавшись от благодатного церковного тела, они осели было в ограде вполне канонической РПЦЗ и оттуда охотно клеймили оставшихся 'вероотступниками' и 'соглашателями'. Но вскоре сама Зарубежная Церковь оказалось потрясенной новым расколом, вслед за которым количество карликовых 'истинно-православных' группировок, теперь уже очевидно неканонических, стало расти, как снежный ком.

В этой ситуации, когда каждая такая мизерная группа считает 'истинно православной' только себя, действительно, невольно напрашивается аналогия со временами святителя Марка Эфесского. Думается, однако, что в данном случае она не правомерна. Слишком много карликовых псевдомарков развелось у нас в последние годы.