Русь Православная
 
ВРУНИШКИ ИЗ 'ИНТЕРФАКСА'
ИЛИ
'ЗАБЫВЧИВЫЙ' АРХИЕПИСКОП
 

К клеветнической кампании, развязанной врагами русского народа

против покойного митрополита Иоанна,

подключился его самозванный 'духовный сын' -

уфимский архиепископ Никон (Васюков)

 

 

ВЛАДЫКА НИКОН:

'МИТРОПОЛИТ ИОАНН НЕ БЫЛ АНТИСЕМИТОМ

И НИКОГДА БЫ НЕ БЛАГОСЛОВИЛ НАШУМЕВШЕЕ

'ПИСЬМО 5000'
 

Скончавшийся в 1995 году митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев) часто вспоминается в последнее время в связи с не утихающим скандалом вокруг требования группы граждан запретить еврейские организации в России (т.н. 'Письмо пяти тысяч'). Авторы обращений в Генпрокуратуру РФ утверждают, что действуют в соответствии с посмертным благословением владыки Иоанна, обвиняя сегодняшних архиереев Русской православной церкви в ереси и предательстве своей веры.

О том, действительно ли митрополит Иоанн был антисемитом и писал соответствующие сочинения, порталу "Интерфакс-Религия" рассказал духовный сын владыки архиепископ Уфимский и Стерлитамакский Никон.

- Расскажите, пожалуйста, как живет сейчас одна из самых многолюдных епархий Русской православной церкви?

- На территории Башкирии проживает около 5 млн. человек. Уфимская епархия насчитывает 196 приходов и 6 монастырей, действует филиал Московского православного Свято-тихоновского гуманитарного университета, более 200 священников и 323 дьякона. Как и другие епархии, она живет своей полнокровной жизнью. За этот год я освятил шесть вновь построенных храмов, в прошлом году мы восстановили 19 храмов и построили 17 новых. Сейчас восстанавливаются 47 храмов, которые нам вернули до основания разрушенными, начато строительство 39 новых храмов и два монастыря.

- Православная община соседнего с вашей республикой Татарстана часто жалуется на притеснения со стороны националистических группировок. А как складываются церковно-государственные отношения в Башкортостане?

- Можно сказать откровенно, что у нас притеснений нет. Власти тоже не вмешиваются в нашу жизнь, однако, к сожалению, особенно тесного сотрудничества с ними тоже не наблюдается. То же самое и в отношениях государства с исламской общиной. Либо это очень осторожная политика властей, либо недопонимание роли религии в современном мире. Поддержка есть, но хотелось бы, чтобы эти поддержка и сотрудничество были более интенсивными, тем более что в нашей епархии накопился очень большой опыт гуманитарной работы, в том числе работы с наркозависимыми. Мы хотели бы сотрудничать с руководством республики и в сфере духовного просвещения. У нас большой опыт работы с населением.

- Исторически Уфа считалась одним из центров межрелигиозного диалога в России. В каких формах он существует сейчас?

- Я хотел бы сказать в отношении православия и ислама. На территории нашей республики нет никаких проблем во взаимоотношениях между этими двумя самыми большими конфессиями. Я бы сказал больше: верховный муфтий Талгат Таджуддин, руководитель православной епархии (то есть я), духовное управление мусульман республики Башкортостан во главе с муфтием Нурмухаммадом-хазратом, а также еврейская община, мы имеем очень хорошие личные отношения, взаимопонимание и взаимоподдержку.

Сейчас мы сотрудничаем в основном в деле борьбы с наркоманией и алкоголизмом и сообща взаимодействуем с депутатским корпусом республики и города Уфы, с управлением по контролю за оборотом наркотиков. И наша епархия старается проводить какие-либо значительные акции совместно с мусульманской и иудейской общиной, потому что мы прекрасно понимаем, что республика хотя и считается мусульманской, но православное население составляет более 40% ее жителей.

- Вы были духовным сыном покойного митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна, который глубоко почитается патриотической общественностью. Скажите, действительно ли он придерживался тех взглядов, которые приписывают ему авторы нашумевшего "письма 5000"? Иными словами, как Вы считаете, являлся ли владыка Иоанн антисемитом?

- Зная жизнь владыки Иоанна не понаслышке и не по книгам, я могу сказать, что он был высокообразованным архипастырем нашей Церкви и воспитывался не только в духовном плане, являясь последователем митрополита Мануила (Лемешевского), но и в том строе, в котором жил. Поэтому я абсолютно уверен: все, что сейчас приписывается владыке Иоанну, ему не принадлежало. Он об этом никогда не говорил и тем более никогда не писал, потому что, повторяю, это был глубоко религиозный, глубоко верующий и глубоко духовный архипастырь и человек, воспитанный и образованный. А такой человек никогда не скажет плохого в отношении другой нации.

Никогда он не был антисемитом и не высказывал такие мнения. Все, что сейчас пишется, мне кажется, это просто отрабатывание чьих-то денег. Я в этом убежден. Я знал владыку с 1983 года, и до конца его жизни мы поддерживали отношения. Он прекрасно знал, что мы дети одного отца, Адама, поэтому он не мог говорить о представителе другой нации, религии с таким унижением.

- Правда ли, что антисемитские произведения, якобы подписанные владыкой Иоанном, писал за него кто-то другой, прикрываясь именем митрополита?

- Возможно, и писал, но владыка никогда бы их не благословил. Писать можно все, но на бумаге должно стоять собственноручное благословение святителя, а митрополит Иоанн никогда бы такие книги не благословил.

- Действительно ли Вы поддерживаете "чин всенародного покаяния", в котором фактически осуждаются все немонархисты. Читали ли Вы этот чин?

- Во-первых, я частично этот чин не читал. Я его поддерживаю, но я не согласен с мыслью о том, что необходимо осуждать всех немонархистов, хотя я правда являюсь приверженцем того, чтобы в России был царский строй, поскольку царь является помазанником Божиим. Я думаю, что монархическое устройство вообще и в особенности нашей страны ближе к небесной иерархии. Но я не осуждаю тех людей, которые этого мнения не придерживаются, и, как всякие христиане, мы не должны осуждать, мы не имеем такого права. Только Господь будет судить и осуждать.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=17

 

КОНСТАНТИН ДУШЕНОВ:
'МНЕ ТРУДНО ПОНЯТЬ, ЗАЧЕМ АРХИЕПИСКОП НИКОН

ГОВОРИТ ЗАВЕДОМУЮ НЕПРАВДУ'
 

Митрополит Иоанн с его растущей популярностью сегодня стоит поперек горла и вероотступникам из Московской Патриархи, и их покровителям - жидовским подкаблучникам из высоких кремлевских кабинетов. Особенно теперь, когда его идеи получили свое практическое воплощение в знаменитом 'Письме пяти тысяч'. Поэтому против покойного старца развязана беспрецедентная клеветническая кампания. Самого митрополита уже ничем не замажешь, значит - надо найти какой-то повод, чтобы дискредитировать его книги, статьи и проповеди.

Самый простой способ - сказать, что он их вовсе не писал. А написал их какой-нибудь зловредный Пупкин, втершийся в доверие (или подосланный КГБ). Вот меня и выбрали на роль такого Пупкина. По той простой причине, что в силу своей редакторской и издательской деятельности я стоял к Владыке ближе всех.

Надо сказать, что Владыка еще при жизни неоднократно отвечал журналистам на вопрос, сам ли он пишет свои статьи. И довольно подробно описывал механизм подготовки материалов, которыми он пользуется при их написании. Кроме того, при жизни он регулярно, раз в месяц, выступал на встречах с общественностью, которые проходили в концертном зале возле Финляндского вокзала. Там каждый мог задать владыке любой вопрос. Через такие беседы прошли десятки тысяч людей, многие из которых, думаю, будут готовы подтвердить, что устно митрополит Иоанн излагал те же самые мысли, которые письменно он изложил в своих книгах.

Тем не менее 'демократы' практически сразу же после появления в печати первых его статей попробовали оспорить их подлинность. Но поскольку тогда Владыка мог сам, лично дать отпор клеветникам, эта попытка с треском провалилась.(Это объясняет тот странный, на первый взгляд, факт, что при жизни митрополита все его нынешние 'критики' молчали, как в рот воды набравши. И только после его кончины, когда опасность прямого разоблачения со стороны Владыки миновала, они приступили к клеветническому 'пересмотру' его духовного наследия.) В интервью, которое митрополит Иоанн, дал газете "Вечерний Петербург" (Газета эта в те времена стояла на позициях оголтелого западничества и неприкрытой русофобии. Но митрополит Иоанн никогда не боялся общаться лицом к лицу даже с самыми яростными ненавистниками России и Русского народа.) 6 мая 1993 года (оно вышло под заголовком "Есть православнее меня") он недвусмысленно подтвердил свое авторство.

Корреспондент (точнее говоря, 'корреспондентша', ибо это была женщина) прямо спрашивает владыку: "Простите, а Вы сами пишете Ваши статьи?" Митрополит столь же прямо отвечает: "Конечно, основу мне готовят. Это нормально: и Патриарху готовят. У меня есть специальные лица, которым я излагаю концепцию, они пишут основные положения, а дальше - уже моя разработка".

В состав этих "специальных лиц", которые готовили для владыки Иоанна развернутые тезисы его идей, подбирали цитаты, проверяли фактическую сторону готовящихся публикаций и т.п. входили, кроме меня, и другие помощники. Например, Анатолий Степанов (ныне - главный редактор информационного агентства "Русская Линия"), Леонид Болотин (известный московский православный журналист), Сергей Астахов (ныне - генеральный директор издательства "Царское Дело"). Думаю, что они не откажутся подтвердить мои слова...

Вообще в рамках пресс-службы митрополита, которую я возглавлял, работала не одна, а целых три группы специалистов. Первая группа референтов помогала владыке Иоанну в подготовке его статей. Вторая группа - информационно-аналитическая - регулярно готовила для владыки обзоры текущей политической ситуации. По мере роста его популярности это стало необходимым, ибо многие высокопоставленные политики (далеко не всегда чистоплотные) всячески старались заполучить его поддержку. А самостоятельно следить за политической жизнью во всех ее подробностях у митрополита Иоанна не было н времени, ни сил. Наконец, третья группа - редакционно-издательская - занималась изданием трудов митрополита: книг, брошюр, газетных публикаций и т.д.

Учитывая, что клеветники неоднократно пытались представить блаженного старца в виде этакого слабоумного старичка, который, не глядя, подмахивал все, что ему несли на подпись злонамеренные советники, я еще в 1998 году предложил создать при Священном Синоде специальную комиссию по духовному наследию митрополита Иоанна, куда можно было бы передать архив пресс-службы, документы которого категорически опровергают клевету на старца, подтверждая его авторство.

С тех пор я повторял это предложения много раз. Но никакого ответа из Синода так и не получил. Впрочем, это неудивительно: враги приснопамятного митрополита вовсе не желают, чтобы их ложь и клевета были развенчаны публично и доказательно. Более того, сегодня они приступили к новой широкомасштабной компании по дискредитации Владыки. Ну, не дают им покоя его пламенные проповеди, взывающие к пробуждению русского духа!

Более того, с течением времени приемы клеветников становятся все циничнее и гаже. Омерзительным примером такой клеветы является и распространенное 'Интерфаксом' интервью с 'духовным чадом' владыки архиепископом Никоном. (На всякий случай, если сотрудники Интерфакса фальсифицировали это интервью, я заранее прошу прощения у владыки Никона за мои нелицеприятные суждения в его адрес. Если же он действительно сказал все то, что опубликовал 'Интерфакс', то я не могу квалифицировать это иначе, как вопиющий пример лицемерия, трусости и предательство памяти блаженнопочившего старца.) Его признание в том, что он 'имеет очень хорошие личные отношения, взаимопонимание и взаимоподдержку' с местными жидами-талмудистами - фанатичными христоненавистниками и смертельными врагами Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, говорит само за себя. А вот ложь о покойном митрополите требует доказательного, документального разоблачения.

Поэтому сегодня - впервые за десять лет со дня кончины митрополита Иоанна - я готов предать гласности некоторую толику тех документов, которые хранятся в моем архиве и могут пролить свет на данную проблему.

Начнем с того, что архиепископ Никон не может ничего знать о том, как готовились статьи и книги митрополита Иоанна. Владыка в эту 'кухню' никого не посвящал. А я, грешный, свидетельствую об этом так уверенно потому, что в силу своих служебных обязанностей непосредственно отвечал за подготовку и распространение трудов блаженного старца (см. фото 1).

Кроме того, митрополит предвидел, что после его кончины могут найтись 'доброжелатели', желающие поставить под сомнение подлинность его патриотической проповеди. Поэтому он визировал собственноручной подписью каждую страницу тех текстов, которые потом я передавал для публикации в газеты и журналы. Особенно - по 'еврейской проблеме'.

Для примера приведу два листа из его знаменитого интервью 'Московским Новостям', которое эта еврейская газета даже не решилась опубликовать (см. фото 2 и 3) (Интервью это потом было опубликовано на страницах 'Советской России' (11.06.1993) под заголовком 'Я не политик, я - пастырь'.). Эти машинописные страницы посвящены размышлениям митрополита о 'Сионских протоколах', которые он рассматривал как долговременную жидовскую программу по искоренению христовой веры и подготовке к воцарению антихриста. В верхней части листов - подпись Владыки.

 

 

В те годы архиепископ (тогда еще - епископ) Никон неоднократно - устно и письменно - выражал митрополиту Иоанну свое горячее одобрение и полную, безоговорочную поддержку его 'патриотической деятельности'. То же самое он говорил при встречах и мне, грешному. И не только говорил. Через два года после смерти митрополита, встретившись со мной в Москве в кулуарах Архиерейского Собора, он благословил меня - 'на продолжение патриотической деятельности в духе покойного старца' - иконой Табынской Божией Матери, снабдив ее на обороте собственноручной надписью (см. фото 4).

С того момента все книги митрополита, которые выходили в свет - в том числе и те, где владыка Иоанн недвусмысленно излагал свой взгляд на человеконенавистническую и богоборческую сущность талмудического иудаизма - появлялись в церковных лавках не иначе, как по благословению архиепископа Никона (для примера - см. фото 5. Именно в этом издании компактно собраны все высказывания митрополита Иоанна о жидах). (Благословения эти у владыки Никона никто силой не вымогал. В Московской Патриархии, несмотря на все ее внутренние проблемы, пока еще достаточно архиереев, готовых благословить издание трудов митрополита Иоанна.)

 

Я насчитал как минимум 9 таких изданий. Поэтому очень удивился, прочитав его слова о том, что он 'абсолютно уверен: все, что сейчас приписывается владыке Иоанну, ему не принадлежало. Он об этом никогда не говорил и тем более никогда не писал'. Побойтесь Бога, ваше высокопреосвященство! При жизни старца Вы долгие годы твердили митрополиту о своей 'горячей поддержке', потом десять лет после его кончины благословляли издания его трудов, и вот теперь - как некогда Иуда - отрекаетесь от своего Учителя!

Позвольте сказать Вам прямо - Вы просто мелкий, безвольный трус и себялюбивый конъюнктурщик. Вряд ли Вам самому взбрело в голову налгать на покойного старца. Но по указанию начальства Вы готовы облить грязью кого угодно, будь то даже почивший митрополит, который столько для Вас сделал! Воистину - нет хуже врага, чем предатель-ренегат. Но Бог-то, Бог-то как же, владыка? Можно обмануть прихожан и читателей, но Он-то правду видит! И всем воздаст по заслугам:

Впрочем, владыке Иоанну сегодня уже ничто повредить не может. Жизнь показывает: чем больше его ругают, чем чаще на него клевещут, тем популярнее становятся его идеи в среде народа Божия. И это - лучшее доказательство их благодатной силы