Русь Православная
 

Проблемы Русского Православия      

Михаил Назаров
О "ПРЕЛЬЩЕНИИ ИЗБРАННЫХ"
И О ЦЕРКВИ ПОСЛЕДНИХ ВРЕМЕН
 
Почему Священноначалие РПЦЗ предало свою паству?
Сумеет ли "малое стадо" верных собраться,
несмотря на все провокации отступников, в единой истинно-православной юрисдикции?
 

    Секретарь Синода РПЦЗ епископ Гавриил так характеризует две переговорные встречи РПЦЗ с МП: "Мы утверждаем и требуем одно, а другая сторона отстаивает другое... Мы как бы говорим "на разных языках"... Сейчас они еще не могут "вместить" отказа от "Декларации" митрополита Сергия. То же самое можно сказать и по вопросу экуменизма" (rusk.ru, 27.9.2004). Но в таком случае, почему Синод РПЦЗ "одобряет" результаты переговоров, если истина в них недостижима?

 
РЕАЛЬНОСТИ ИСТИННЫЕ И МНИМЫЕ

    Сознавая это, архиепископ Берлинский и Германский Марк уже откровенно заявил о новом принципе объединения с МП: "Надо считаться с реальностями. Нельзя допустить, чтобы мы и впредь делали друг другу упреки... Русский народ сделал свой выбор. Он признал нынешнюю Русскую Православную Церковь в России и ее священноначалие. Мы должны с этим считаться, несмотря на возможные возражения некоторых членов Зарубежной Церкви... Жизнь в России пошла иным путем, чем представляли эмигранты" (www. russianorthodoxchurch.ws, 1.2.2004).
    Поэтому и участник "реальных" переговоров о. Николай Артемов, противореча оценке владыки Гавриила, сообщил, что "принципиальные проблемы уже сняты, остались только технические внутрицерковные вопросы" (www.pravoslavie.ru, 20.5.2004). Признание "реальностей" выразилось и в целовании руки Алексия II членами зарубежных делегаций.
    Но всякие ли "реальности" должна признавать Церковь? Глобальное построение царства антихриста тоже реальность, а другая реальность - сопротивление ему части народа. В этих координатах выбор, сделанный владыкой Марком, очевиден: это отказ от соборно утвержденных условий объединения в Истине (от "упреков") и отказ от помощи нашему народу в исправлении жизни, которая под давлением мiровой системы зла "пошла иным путем", чем требует Закон Божий. То есть это признание того самого "безпринципного компромиссного "братания"", вопреки обещаниям пастве и даже "несмотря на ее возражения".
    А поскольку возражают против такого единения многие члены РПЦЗ, переговорные комиссии работают в атмосфере секретности. По оценке епископа Таврического и Одесского Агафангела, "комиссии занимаются выработкой компромиссных документов, благодаря которым можно обелить нынешнее и прошлое положение МП и в то же время иметь в руках весомые аргументы против "противников воссоединения"..." (Обращение к Архиерейскому Собору, июль 2004 года). Чтобы каждая из сторон потом могла их "обоюдоприемлемо" толковать в своем духе, как бы не теряя лица.
    То есть цель переговоров со стороны МП - добиться от РПЦЗ признания себя как должной "Матери-Церкви", упразднив РПЦЗ как хранителя истины, а целью зарубежной делегации является нахождение формулировок, позволяющих замаскировать эту капитуляцию в глазах своей паствы.
    Для этого, например, в Послании Синода (октябрь 2004 года) цитируется критика сергианской "Декларации" Алексием II в год падения власти КПСС (14 лет назад!), но замалчиваются его похвалы "смелому шагу" митрополита Сергия во время визита митрополита Лавра в мае 2004 года.
    В Арзамасе, на родине Сергия, ему уже установлены три мемориальных доски. Похоже, недалеко и до его прославления. Для этого в аннотации притягиваются за уши и слова Патриарха Тихона: "Умереть нынче немудрено. Нынче труднее научиться, как жить" - но неужели св. Патриарх мог счесть подвиг Новомучеников "немудренным" и одобрить сергианское выживание ценою предательства их на смерть!
    Эта предательская по отношению к Новомученикам суть сергианства в заявлениях МП искажается, а причина церковного разделения сводится лишь к внешнему фактору революции и гражданской войны - хотя настоящее разделение произошло в 1927 году именно по отношению к политике Сергия, которую отвергли не только зарубежные архиереи, но и многие российские. Но получим ли мы в таком случае Божию помощь, необходимую для спасения?
    Таким образом, проблема "сергианства" - это не "исторические споры", а насущная духовная проблема современности перед лицом антихристианского Нового мiрового порядка, с которым руководство МП надеется наладить сотрудничество на том же кощунственном сергианском принципе.
    Зарубежные участники переговоров закрыли глаза на духовную суть этой "реальности". Одни потому, что готовы наивно верить в честность и покаяние своих партнеров, как резко постаревший митрополит Лавр, восхищенный благочестием русского церковного народа и не сознающий всей трагичности его положения.
    Другие переговорные "реалисты" от РПЦЗ понимают, что их партнеры - опытные патриархийные функционеры, прошедшие дипломатическую школу ОВЦС, на бумаге могут по-иезуитски признать все, что угодно, но на деле ничего в себе и своей политике менять не будут; причина доверия к ним не в наивности, а в явном лукавстве. (Например: "Были сделаны пояснения, которые нас полностью удовлетворяют: теперь мы знаем, что МП не ведет молитвенного общения с еретиками" (pravoslavie.ru, 20.5.2004), - без всякого смущения заявляет о. Николай Артемов, который не может не знать о молениях в Ассизи, Астане и многих других.)

СЛАСТЬ ВЛАСТИ

    В виде главного приема убеждения зарубежной паствы в необходимости объединения обе переговорных стороны постоянно утверждают, что "в России безбожной власти уже нет". Но это не что иное, как лукавая игра на антикоммунистической психологической инерции эмигрантов: мол, раз режима КПСС больше нет, то из этого как бы автоматически вытекает духовное возрождение, на которое надеялась эмиграция...
    Более того, вопреки очевидному нелегитимному и антихристианскому облику нынешней власти в РФ, представители РПЦЗ продолжают ее восхваление, фактически давая ей вместе с МП православную легитимацию: "Во главе российского государства стоят люди верующие и искренние", - хвалит разрушителей России и грабителей митрополит Лавр ("Коммерсант", 8.12.2003), - а потому "нет препятствий для соединения".
    "Государственная власть способствует возрастанию духовной жизни и укреплению духовных святынь России" - говорит без тени смущения архиепископ Марк уже и на второй встрече с Путиным (www.kremlin.ru, 27.5.2004), забыв свое же признание, что "жизнь пошла не тем путем". Сам "православный президент" на этой встрече, конечно, пообещал: "Мы сделаем все возможное, чтобы создать условия для возрождения в полном объеме Русской Православной Церкви и для восстановления ее единства" (www.kremlin.ru, 27.5.2004). Протоиерей Виктор Потапов даже сказал, что это объединение войдет в историю как "президентское объединение" (portal-credo.ru, 14.5.2004).
    Каковы же подлинные причины стремления к скорейшему объединению у зарубежных архиереев, да еще столь дорогой ценой? Трудно поверить в то, что владыка Марк внезапно и искренне возжелал евхаристического единства с теми функционерами ОВЦС, которых еще недавно называл кагэбэшниками и "террористами", или что он решил вместе с владыкой Михаилом Бостонским "кореллировать свою деятельность с государственной политикой" Путина для возрождения России.
    Ведь зарубежные переговорщики, хотя и готовы возглашать в своих храмах церковное имя "Дроздова" как своего "Святейшего" главы, в то же время всячески стремятся отстоять автономию РПЦЗ и ее имущество, именно не желая участвовать в жизни России:
    "Речь идет о признании фактически существующей автономии Зарубежной Церкви на основе канонических норм русской Православной Церкви... Церковное имущество Зарубежной Церкви, где бы оно ни находилось, должно оставаться епархиальным имуществом, как того и требует каноническое право", - заявил владыка Марк (www.russianorthodoxchurch.ws, 1.2.2004).
    Таким образом, уже и наиболее стойкая часть Русского Зарубежья отказывается не только от возвращения в Россию, но и от своего обещания: "В борьбе за истину РПЦЗ будет всячески помогать русскому церковному народу" ("Православная Русь". 2001. ? 10). Вместо этого священноначалие РПЦЗ, похоже, надеется создать себе некую православную резервацию в апостасийном океане Нового мiрового порядка, молясь о его "властех и воинстве", но более не молясь об избавлении России от безбожной власти.
    Создается впечатление, что при таком переродившемся самосознании многих зарубежных клириков упомянутая владыкой Марком материально-имущественная причина и стала для них главной в происходящем объединении, дополненная шантажом со стороны МП и российских властей.

О "МАТЕРИАЛЬНОЙ" ГИПОТЕЗЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ

    Возможно, это не только расчет на то, что МП больше не будет захватывать зарубежные храмы (на переговорах уже принято решение прекратить все судебные иски). Не исключено, что материальные причины более серьезны. Они, как многие заметили, как-то связаны с активностью казначея зарубежного Синода протоиерея Петра Холодного, который уже много лет успешно занимается финансовой деятельностью в РФ, в последнее время в области торговли платиной вместе с известным миллиардером. Конечно, было бы лучше выяснить этот вопрос прямо в Синоде РПЦЗ, но поскольку подобные письма туда остаются без ответа, нам приходится гадать об этой гипотезе самим.
    По утверждению газеты "Московские новости", этот безбородый протоиерей-миллионер - "ключевая фигура на переговорах о поглощении РПЦЗ Московской Патриархией. Говорят, именно о. Петр готовил со стороны РПЦЗ встречу Путина с зарубежными иерархами, которая дала первый импульс объединительно-поглотительному процессу...
    Глава государства вызывает у казначея Архиерейского Синода РПЦЗ неподдельный восторг: любому другому президенту "было бы наплевать, что происходит с Русской Церковью - объединяется ли она или разделяется". Но с такой властью, которая установилась в России сейчас, "Церковь должна иметь близкие отношения", убежден протоиерей...
    Глубоко не случайно, что самый богатый и успешный клирик РПЦЗ играет важную роль в объединении "двух ветвей" русского православия.... Нынешнее церковное объединение обусловлено сугубо материальными соображениями. Одним - объединение капиталов и новые возможности для бизнеса; другим - единственный шанс сохранить зарубежное церковное имущество, постепенно переходящее под контроль Москвы; третьи видят в нем способ укрепить свое положение в церковной иерархии"
("Московские Новости", 23-29.07.2004).
    "Московские новости", будучи изданием не духовным, ернически подчеркивают в объединении РПЦЗ и МП чисто экономическую причину. По нашему мнению, она для МП и Путина вряд ли самая главная, ибо РПЦЗ не представляет большого интереса с экономической точки зрения. Мы согласны с заявлением Архиерейского Собора РПЦЗ в начале 2000 года, что в основе лежит стремление устранить ее "как досадного и неподкупного свидетеля русской истории ХХ века", опасного для нынешнего нелегитимного режима.
    Но все же и экономическую версию не стоит отбрасывать полностью. Она выглядит правдоподобнее, если ее дополнить сведениями, просочившимися из кругов ФСБ. Согласно этим слухам, на успешную финансовую деятельность о. Петра был внезапно совершен "наезд" каких-то вымогательских структур, "крышуемых" ФСБ, деньги его были заморожены, а сам он срочно эвакуировался в Америку. Но ФСБ великодушно предложило ему "разрулить" ситуацию взамен за содействие объединению РПЦЗ и МП, после чего о. Петр и стал заметен во всех переговорных встречах, начиная с президентской в сентябре 2003 года.
    Думается, эта версия также нуждается в существенном дополнении. Ведь если о. Петр и его друг Б. Йордан привлекали в свои инвестиционные фонды деньги зарубежных вкладчиков (а проценты дохода в РФ на порядок выше, чем в США: одно время можно было заработать до 15 % в месяц), то что мешало столь профессиональному казначею Синода РПЦЗ уговорить своих архиереев сочетать финансовую выгоду с патриотизмом: под его личную ответственность вложить в его российские проекты церковные деньги (они и при митрополите Виталии вкладывались в американский фондовый рынок), чтобы и самим заработать, и возрождению России финансово помочь?
    То есть, можно предположить, что упомянутый "наезд" поставил под угрозу и церковные средства. Если Синод (или более узкий круг посвященных) оказался перед выбором "разруления" посредством ФСБ, то, вероятно, владыки не были единодушны в отношении к этому объединительному "предложению, от которого нельзя отказаться", тем более, что многие архиереи (тот же епископ Михаил) относились к МП не иначе как с презрением.
    Во всяком случае, вопрос об этой версии возможного финансового шантажа должен быть поставлен на обещанном нам Всезарубежном Соборе - тем более что возникает и канонический вопрос о допустимости для Церкви процентных финансовых операций (см.: 17 правило I Вселенского Собора; 10 правило VI Всленского Собора; 4 правило Лаодикийского Собора и др.). А если решение об объединении примет Архиерейский Собор одним лишь своим постановлением, за что теперь выступает епископ Михаил, то честные зарубежные клирики, желающие узнать правду, какой бы она ни была, должны официально через Церковный суд потребовать проверки финансовой документации Синода.

НАЙДЕМ ЛИ МЫ СИЛЫ
ДЛЯ ПОКАЯННОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ?

    У многих из нас немало грехов в бытовой жизни, допускаемых по нашим слабостям - о них пекутся наши духовные отцы, увещевают, исповедуют, лечат. Но, помимо того, всем нам придется нести ответ перед Богом за то, как мы, будучи членами Церкви и гражданами России, себя вели на поле брани в нынешней войне за Россию и Русскую Церковь. И становится страшно, когда наши духовные отцы, аскеты и молитвенники, не видят своего большого греха предательства своего народа и Церкви в этой войне.
    В таком случае мы, мiряне, не должны поступать, как они, а должны, из благодарности к ним за прежнее добро, стараться до последней возможности помочь им осознать происходящее, чтобы спасти нашу Церковь. Вот почему многие, по голосу совести протестуя против надвигающегося столь печального конца Русской Зарубежной Церкви, до последнего момента остаются ее членами.
    Ушедшие ранее в раскол обзывают нас "купленными", сторонники объединения с МП считают нас "узко мыслящими", патриархийные патриоты клеймят "агентами ЦРУ" и "противниками усиления России" - но ведь не будет сильной России без здоровой Церкви, более же всего ее ослабляет отказ от Истины, которую мы и пытаемся отстоять именно в Церкви.
    Будем молиться и надеяться, что обещанный нам Всезарубежный Собор раскроет глаза нашим архиереям (ведь их долголетний пастырский вклад в дело Церкви и их совесть все же не такие, как у их поглотителей - сравним хотя бы биографии первоиерархов РПЦЗ и МП) и вернет их к соблюдению соборно данного ими обещания. Хотя надежд на это все меньше... В случае же, если капитуляция будет легализована Собором, положение во всем Русском Православии сильно изменится. Полюс духовной власти в нем, ранее находившийся в Архиерейском Соборе РПЦЗ, исчезнет. Кто же тогда сможет составить новый полюс для выполнения Русской Церковью своей последней миссии?
    Как можно видеть, противники Нового мiрового порядка в России в настоящее время оказались разрознены в нескольких церковных юрисдикциях, имеющих апостольскую преемственность, но различную каноническую основу.
    Самая крупная группа - неоднократно цитированные в данной книге мiряне и клирики из здоровой части МП, которые, однако, связаны дисциплиной с конформистской политикой своих верхов. Этот конформизм все более тяготит благочестивое духовенство, включая и цитированных выше епископов. Не исключено, что дело дойдет до их размежевания с апостасийной частью МП в той или иной форме (скорее всего вследствие примененных к ним наказаний и прещений). В этом случае для продолжения их пастырского духовного водительства им понадобится должное и общее каноническое обоснование.
    Это в принципе возможно по правилу 15 Константинопольского Двукратного Собора (861 г.), которое сначала осуждает отделение от своего священноначалия, но затем прямо предписывает отделение, оправдываемое следующим условием: "Отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некия ереси, осужденныя святыми соборами или отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитемии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство церкви, но потщились охранити Церковь от расколов и разделений".
    Думается, что прибегать к этому правилу исповедническому духовенству всех поместных Церквей придется тем чаще, чем больше будет выявляться предсказанное отступление священноначалия перед концом света. Ибо Церковь там, где "храм Бога живого", а не храм Велиара - вспомним эти слова апостола (2 Кор. 6:14-17), из которых очевидно, что исповедники, отделяющиеся от беззакония уносят Бога, а значит и Церковь, с собой.
    На сходных исповеднических позициях стоит также значительная часть мiрян и духовенства (включая как минимум двух епископов) в юрисдикции РПЦЗ митрополита Лавра, которые не пойдут на капитулянтское объединение с МП для услужения ставленникам Нового мiрового порядка. Как сказал епископ Ишимский и Сибирский Евтихий: "Если вдруг случится безпринципное соединение, то придется нашей епархии остаться в полном одиночестве" ("Газета", 14.5.2004). И епископ Таврический и Одесский Агафангел предупреждает в обращении к Собору (июль 2004) о несогласии с капитуляцией: "Если мы пойдем таким путем, то неизбежно приведем Церковь нашу к расколу".
    Причем теперь для нас, остающихся на прежней позиции РПЦЗ, на основании того же правила 15 Двукратного Собора безспорно, что не мы откалываемся от Церкви, как "правые протестанты" в 2000-2001 годах, а откалываются те архиереи, которые нарушают свое соборное обещание "объединяться только в Истине", ступая на явно еретический путь с признанием ложных "реальностей": "двух равночестных правд" (и Новомучеников, и сергиан) с восхвалением служителей той самой "мiровой системы зла", об опасности которой ранее соборно предупреждали. То есть все эти "реальности" ранее были в РПЦЗ соборно осуждены.
    Отказавшиеся от капитуляции, как бы мало их ни было, будут продолжать истинную традицию РПЦЗ на родной земле и в рассеянии, имея каноничную основу в виде никем не отмененного Постановления ? 362 Патриарха Тихона, Св. Синода и Высшего Церковного Совета от 7/20 ноября 1920 года. Создание такого нового полюса духовной власти было бы с надеждою воспринято благочестивым церковным народом и могло бы стать для него крупинкой соли, вызывающей кристаллизацию исповеднической Русской Церкви, которая сможет стать точкой приложения Божией помощи в восстановлении православной России перед концом времен.
    Мы никогда не отрицали и того, что во многом единомысленна с нами в сопротивлении "тайне беззакония" отколовшаяся от РПЦЗ юрисдикция митрополита Виталия. Ее главная проблема в том, что сама она образована незаконно и с ущербом для нашей Церкви.
    Свое несогласие с соборными решениями и с уходом на покой митрополит Виталий и в 2000-м и в 2001 году должен был отстаивать на Архиерейском Соборе и не подписывать его документы, а не протестовать каждый раз задним числом, затевая этим смуту. Он уже давно не был в курсе административных дел, три года даже не служил и был не в состоянии самостоятельно оценивать происходящее. Под различными влияниями он стал выпускать противоречивые заявления, что потом проявило себя и в жизни его новой юрисдикции, вызвав в ней новые расколы.
    Своим уходом они лишь дали свободу апостасийным кругам в нашей Церкви и ускорили их победу.
    То, что под их влиянием священноначалие РПЦЗ с осени 2003 года нарушило свое соборное обещание объединяться в Истине, лежит на его совести, а не на нашей, и упрекать нас в этом несправедливо...

НИКТО НЕ БЕЗУПРЕЧЕН

    Рассуждать о возможности для исповеднической части РПЦЗ какого-либо объединения с исповеднической частью МП и с отколовшимися от РПЦЗ "превентивными правыми протестантами" - не в компетенции автора данной книги. Это дело нашего духовенства. Можно лишь отметить, что ни одна из перечисленных юрисдикций не безупречна по отношению к идеалу православного служения. Всем есть, в чем покаяться, хотя и в разных грехах, и хотелось бы надеяться, что на этой основе возможно объединение всех, готовых сопротивляться антихристу под водительством единой русской духовной власти.
    Только в этом случае при решении конкретных объединительных вопросов можно будет сказать, что соблюдается условие для применения 15 правила, ставящего спасительную миссию Церкви и ее дух выше буквы прочих канонов (которую конформисты, конечно, будут толковать по-своему для преследования исповедников).
    Для обретения Божией помощи эта русская духовная власть должна будет также восстановить в богослужении молитвы о Помазаннике Божием, которые даже в Зарубежной Церкви давно используются в февралистском отцензурированном виде, искажающими их смысл. Слова "Император" и "Царь" везде опущены или заменены другими. А ведь во многих таких молитвах следует подразумевать Царя как принцип должной власти вне временных пределов и как вымаливаемого грядущего Царя, - считал свт. Иоанн Шанхайский.
    Важность православной России как удерживающего оплота для сопротивления антихристу понимают многие и в Сербской Церкви, и старостильные юрисдикции греков, румын, болгар и др. Со многими из них для нас также естественно молитвенное и евхаристическое общение. Говоря о гонимых христианах-исповедниках самых последних времен уважаемый всеми нами отец Серафим (Роуз) высказывался в одном из писем, что в столь критических условиях вообще "вопрос юрисдикций отступит на второй план" - "каждый монастырь или общину мы рассматриваем как часть будущей катакомбной "сети" борцов за истинное Православие" ("Не от мiра сего". М., 1988. С. 915).
    В заключение повторим, что в мiре множатся признаки конца истории и в это вписывается происходящее с Русской Зарубежной Церковью, когда оказываются прельщены даже избранные (Мр. 13:22; Мф. 24:24). Мы - невольные свидетели этой драмы и затронутые ею участники, считающие, что отстаивать Истину надо до конца, в любых условиях, только без ожесточения. Ведь диавол способен прельщать даже избранных и другим способом: толкая их на путь такой "борьбы за Истину", которая окажется на руку только ему, ибо будет лишена уважения к своим собратьям по Церкви и к нашему многострадальному русскому народу. Мне кажется, нечто подобное произошло с нашими "правыми протестантами" в 2000-2001 годы. Надо вынести из этой ошибки должный урок.
    Сочетать верность истине и любовь как два главных столпа Православия - вот основа для искомого объединения. Недостойный автор просит у читателей молитв и прощения за возможную дерзостность многих своих суждений.

    Печатается в сокращении. Полный вариант опубликован в книге: "Диалог РПЦЗ и МП: "соединение может быть только в истине"".