Русь Православная
Новые публикации, сентябрь 2004 г.

 

Плоды апостасии      

Архиепископ Тверской и Кашинский
ВИКТОР (Олейник)
НАШЕСТВИЕ БЕСОВЩИНЫ
 
Просторы России, несметные богатства ее земли по прежнему не дают покоя алчным западным прагматикам. И цель их остается прежней, уничтожение России, - но основные усилия русоненавистников переносятся сегодня в нематериальную сферу. Главным объектом их приложения становится духовность нашего народа. Происходит тотальное нашествие бесов, духовная оккупация, когда оккупант неосязаем, когда он проникает в душу каждого, парализуя волю к сопротивлению.
 

    Еще недавно само слово "духовность" ни на телевидении, ни в печати почти не встречалось, а многие политики едва ли умели его выговаривать.
    Но времена меняются, и о духовности вдруг заговорили даже те, кто о ней и подумать-то не хотел. Что же произошло? А произошло то, что общество, задыхающееся в грязи, разливаемой многими и многими СМИ с подачи своих явных и неявных хозяев, стало обращаться к нравственным основам человеческого бытия, данным в учении Господа нашего Христа, ясно и четко выраженном и в чистоте своем сохраненном в Православии.

 
ДУХОВНАЯ ОСНОВА РУССКОГО МИРА

    По-другому, без обращения к духовности в России и быть не могло. Духовность - неотъемлемое качество русского народа, российской культуры и государственности. Не случайно Российское государство формировалось на духовной основе - началом его созидания стало Крещение Руси князем Владимиром, распространение православия на разобщенные русские земли. В доисторическое прошлое безвозвратно ушло язычество, которое, как писал историк Сергей Соловьев, "было так бледно, так бесцветно", православие же образовало некое духовное поле, на котором происходило преображение разрозненных племен и народностей в единую нацию.
    Российская духовность, православная в своей основе, явилась тем остовом, на котором стала нарастать самобытная национальная культура, выстраивались и развивались государственные и общественные институты, к которому приноравливались и адаптировались различные идеологические течения, пусть даже формально как бы и не связанные с православием. В конце концов мы обрели тот духовный облик, который один делает говорящего по-русски русским, вне зависимости от так называемых "этнических корней", и утрата которого лишает нравственного права именоваться русским (от боярина Курбского до нынешних безродных космополитов). Только нравственные критерии, сберегаемые православием, могут и должны определять совместимость с российской духовностью тех или иных идеологических постулатов, тех или иных философских воззрений, течений в литературе и искусстве.
    Для каждого, считающего себя русским не по крови, а по духу, жить не хлебом одним, положить душу свою за друзей своих, за веру свою - не пустые слова. Потому так органичен для России подвиг костромского крестьянина Ивана Сусанина, прославленный в знаменитой опере Ф.И. Глинки, воспетый и в одной из рылеевских "Дум":
    Кто русский по сердцу, тот бодро, и смело,
    И радостно гибнет за правое дело!..

    Потому так органичны, уже для другой эпохи, жертвенные подвиги тысяч и тысяч известных и безымянных героев России. Глубинная, укорененная духовность народа сделала в недавнем прошлом нашу страну могучей сверхдержавой. Неблагоприятные климатические условия, тяжелое историческое прошлое, лихолетья и посягательства со всех рубежей - все одолевалось силой духа русского человека. Великая Отечественная война, в которой, с точки зрения западных прагматиков, у нас не было шансов выстоять, завершилась нашей победой.
    Когда вспоминаешь то время, на память приходят строки из гоголевских "Мертвых душ" о Руси-тройке: "Остановился пораженный Божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях?.. летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей <Руси> дорогу другие народы и государства". Неведомая сила Руси, которую в образе тройки изобразил Гоголь, - это и есть русская духовность.

РУСОНЕНАВИСТНИКИ ЗА РАБОТОЙ

    Историей многократно доказано, и в дне нынешнем снова тому видим подтверждение - просторы России, несметные богатства ее земли не дают покоя алчным западным прагматикам. Однако все попытки прийти к нам с мечом завершались тем, что незваные пришельцы от меча и погибали. Не вдруг прозрели "чужеземные мудрецы", медленно осознавались ими причины непобедимости России. Но Вторая мировая война стала для наших недругов тем университетом, пройдя через который, они наконец поняли, что для победы над Россией надо вытравить из народа русский дух, разрушить российскую духовность. Недруги наши, уразумев, из какого источника Россия черпает силу, свои усилия сосредоточили на разрушении российской духовности.
    Разработка средств и методов для достижения этих целей началась уже вскоре после окончания Второй мировой войны. Тогда "отец" ЦРУ генерал Донован, опираясь на опыт фашистской Германии, говорил: "Пропаганда на заграницу должна использоваться как инструмент войны - искусная смесь слухов и обмана, правда - лишь приманка, чтобы подорвать единство и сеять смятение... В сущности, пропаганда - острие первоначального проникновения... Это первый шаг, затем вступает в действие пятая колонна..."
    Задачи "пятой колонны" в России сформулировал преемник Донована, ярый враг нашей страны Аллен Даллес: "Мы бросим все, что имеем, - все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей... Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России! Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания.
    Из литературы и искусства... мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театр, кино - все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства - словом, всякой безнравственности.
    В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточничеству, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу - все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом.
    И лишь немногие, очень немногие будут догадываться, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем таким образом расшатывать поколение за поколением. Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку всегда будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов".

    Так Алленом Даллесом была сформулирована задача - план "холодной войны". Ставка теперь делается не на военную агрессию, даже не на экономическое удушение нашей страны, - все эти методы не раз были опробованы, но не дали ожидаемых результатов. Цель остается прежней, уничтожение России, - но основные усилия переносятся в нематериальную сферу, главным объектом их приложения становится духовность нашего народа.
    Ощутимые результаты тотального наступления на российскую духовность начали проявляться в период т.н. "оттепели", и Русская Православная Церковь на себе почувствовала эту оттепель, когда одним махом хрущевского пера было упразднено более десяти тысяч наших приходов. Так началось исполнение предначертаний заморского командования.

ДУХОВНАЯ ОККУПАЦИЯ

     Под флагом борьбы с "мракобесием" велось строительство новой жизни, но без Бога, подрубались вековые опоры нашей национальной, православной духовности, продвигалась во власть так называемая "агентура влияния", внедрялись в литературу и искусство чуждые российской культурной традиции: нигилизм, пошлость, агрессивный индивидуализм. В который раз переписывалась история - теперь уже в сторону уничижения прошлого, принижения или замалчивания выдающихся свершений наших предков.
    Молодежи внушалось стремление к мишуре, моральной "раскрепощенности", дискредитировались как ретроградные нравственные запреты и самоограничения. Народ наш, привыкший еще со времен Рюриковичей видеть в государстве не только физическую, но и духовно-нравственную защиту, оказался не готов противостоять нашествию бесовщины; начала нарастать, по меткому выражению Михаила Булгакова, "разруха в головах", и мы, наконец, получили то, что получили: полуразвалившуюся, усеченную с юга и с запада страну-обрубок, криминальный беспредел, чеченскую бойню и круглосуточный телевизионный шабаш...
    Но это вовсе не означает, что наступил конец истории. Наступило время и понимание того, что с нами произошло и происходит. А происходит тотальное нашествие бесов, духовная оккупация, когда оккупант неосязаем, когда он проникает в душу каждого, парализуя волю к сопротивлению.
    Главным оружием оккупации стала пресловутая "свобода слова", она же "гласность". Разрушение наших духовных устоев под лозунгом "возвращения к цивилизации" как раз и начиналось с требования "полной гласности". При этом даже не обсуждалось то очевидное, что сохранение тонких общественных структур, в конечном счете - самого общества, невозможно при ничем и никак не ограниченной "гласности".
    Нравственные и этические запреты, имеющие опорой христианские заповеди, являются абсолютно необходимым условием жизни человеческого общества, как, скажем, запреты на наркотики. Но, кстати, и до них добрались. 25 июня 2004 года в "Тверской газете" было опубликовано эксклюзивное интервью с известным политическим шоу-комментатором Познером "Владимир Познер - завязавший наркоман". Это интервью - вызывающая пропаганда легализации свободного обращения наркотиков и недвусмысленное поощрение их употребления. Шокирующая публикация была нами замечена, что стало поводом для нашего обращения в Управление Федеральной службы наркоконтроля по Тверской области и к первому заместителю Комитета по культуре Государственной Думы, нашему депутату Тягунову.
    Навязав нам безбрежную "гласность", обратив печатную, аудио- и видео продукцию в рыночный ширпотреб, нас ввергли в информационную "большую стирку" - в каждый дом, в каждую семью ворвались грязные потоки - пусть, как теперь говорят, и виртуальные - насилия, жестокости, распутства, лжи, хамства. Для возмущающихся этим свинством "неотразимый" аргумент: телевизор и радио можно выключить, видеокассеты, книги, журналы - не покупать. Можно бы посоветовать завесить окна, заткнуть уши, завязать глаза, а заодно отменить и уголовный кодекс...
    Демагогичность подобных "рекомендаций" очевидна. По мнению социологов, телевидение, кино и агрессивная музыка на сегодня "обеспечивают" 10% молодежной преступности. Процент, скорее всего, выше, и зависимость несомненна. По словам известного профессора С. Капицы, когда после пожара вышла из строя Останкинская телебашня, преступность упала на треть.

ВЛАСТЬ КАК ТОВАР

    Информационное оружие - самое страшное современное оружие массового поражения. Если бы во всемирном людском общежитии утвердились нравственные законы, отпала бы и необходимость изобретать всяческие преграды на пути распространения ядерного, химического, бактериального оружия. И наоборот: если врагам человечества удастся окончательно опутать ложью род людской, перечеркнуть законы нравственности и морали - самоистребление духовное, а там и физическое, может стать неизбежным.
    Полтора века назад Николай Васильевич Гоголь прозорливо подметил, как укореняющаяся в обществе неправда подтачивает нравственные основы государства: "Бесчестное дело брать взятки сделалось необходимостью и потребностью даже и для таких людей, которые и не рождены быть бесчестными. Знаю, что уже почти невозможно многим идти противу всеобщего течения". Ну чем не для нашего времени писано? Одно отличие - теперь взятку лукаво называют не взяткой, а "чиновничьей рентой". И там же, у Гоголя: "...уже мимо законного управления образовалось другое правление, гораздо сильнейшее всякого законного". Но здесь - отличие: законное правление с другим правлением как бы слились - власть стала товаром, о чем с удовлетворением говорят склонившие головы перед златым тельцом господа либералы.
    Все вышесказанное не позволяет мне, не покривив душой, повторять столь широко сегодня распространенное, приятное для слуха и ставшее расхожим утверждение о якобы наступившем духовном возрождении. Зерна есть, почва есть. И ростки кой-где пробиваются. И тем не менее, если вдуматься, пока правильнее говорить о нашем духовном сопротивлении нарастающей духовной агрессии. Сопротивление это должно стать не только стихийным, но и организованным. Возглавить его может и должна, по моему мнению. Русская Православная Церковь. А там и подлинное духовное возрождение наступит.
    В историческом прошлом Русская Православная Церковь всегда была опорой для государства и оказывала содействие в сохранении суверенитета независимости и свободы. Поэтому она является помехой для псевдодемократов, которые разыгрывают патриотов, утверждают, что только они любят Отечество, болеют за народ и думают постоянно о его горькой судьбе (вспомнить хотя бы слова госпожи Новодворской о том, что Русская Православная Церковь - главный враг демократии).
    Итак, перед Россией два пути: пойти ли к возрождению ее духовных, нравственных, культурных и исторических ценностей или дать увлечь себя мутному потоку антипатриотизма, антигражданственности, антидуховности. Решать нам.

Выступление архиепископа Тверского и Кашинского Виктора
на расширенном заседании совета руководителей
центрального федерального округа по теме "Духовная безопасность России"
с участием архиереев и губернаторов



Дмитрий Бетин
ИКОНОМИЯ ПРЕДАТЕЛЬСТВА
 
Издание Сретенского монастыря, опубликованное под редакцией известного столичного протоиерея, открыто оправдывает вероотступничество, называя его "церковной икономией".
 

    Уважаемый Константин Юрьевич!
    Искренне благодарен Вам за смелую проповедь Православия на страницах "Руси Православной". Хотелось бы пожелать еще большей стойкости в борьбе с ересями. Не раз приходилась слышать о вашем издании скверные отзывы, но православному народу понятен источник этой гнусной клеветы: диавол не любит истины и потому всячески поносит тех, кто ее проповедует.

 
АДВОКАТЫ ГРЕХА

    Известно, что в Церкви Божией нет авторитетов выше, чем Священное Писание и Священное Предание. Преподобный Оптинский старец Иосиф писал: "Вcем нам, чадам Единой Святой, Соборной Апостольской, Вселенской Церкви в недоуменных случаях касательно вероучения не должно водиться собственными разумениями, которые могут быть погрешительны, а должно иметь для сего руководственные правила. И эти правила заключаются прежде всего в книге, именуемой "Кормчая". Это - сборник правил святых Апостолов, святых Вселенских и Поместных Соборов и некоторых святых Отцев". Но в последнее время наши так называемые богословы все чаще уклоняются в латинскую еретическую оболочку "богословия". Во многих современных статьях нетрудно заметить явное влияние второго Ватиканского собора.
    Нам, православным, усиленно навязывается мнение, что каноническое право отделено от догматического учения. Мол, если это догмат, тогда надо его соблюдать, а если канон, то можно при необходимости его и изменить - греха не будет. Объясняют такое понимание чаще всего тем, что каноны - это правила поведения, а догматы - вероучение Церкви, забывая, что Господь не отделял канонического учения от догматического.
    Так, если посмотрим на заповеди Божии, то они имеют в себе как догматическую основу: "Аз есмь Бог Твой, да не будут тебе бози инии разве Мене", так и каноническую: "чти отца и мать:", "помни день субботний:", "не убий", "не укради" (т.е. правила поведения). При этом апостолы утверждали: Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем (Иак. 2, 10). Все довольно-таки просто, без всяких мудрований.
    Так же и в архиерейской присяге говорится: "Обещаюся Каноны Святых Апостол, Седми Вселенских и благочестивых Поместных Соборов и Правила Святых Отец хранити и соблюдати. Вся, яже тии прияша, и аз приемлю, и ихже тии отвратишася, и аз отвращаюся. Еще же обещаваюся Предания церковная, уставы святыя и чины вся Кафолическия Восточныя Православныя Церкве хранити неизменно...
    К сим же обещаюся ничтоже творити ми по нужде, аще и от сильных лиц или от множества народа нудиму, аще и смертию ми воспретят, веляще что сотворити ми вопреки Божественным и священным Правилом...
    Аще же обещанное зде мною что преступлю, или Божественным Правилом явлюся противен..., тогда абие лишен да буду всего своего сана и власти, без всякаго извета и слова, и чужд да явлюся дара небеснаго, при посвящении возложением рук даннаго мне Духом Святым".

"ПОДПОЛЬНЫЕ" ИСПОВЕДНИКИ

    Однако в наше время священные каноны грубо нарушаются не только простыми мирянами, но и священноначалием. В начале 2004 года в издательстве Сретенского монастыря вышла книга "Поместные Православные Церкви", в которую вошли статьи о криптохристианстве. Напомню, что криптохристианство возникло в XV веке у этнических греков, подпавших под турецкое иго. Перейдя в ислам и живя по его законам, они тайно считали себя христианами.
    Да, это факт. Было такое явление в церковной истории, но без всякого исследования понятно, что это отступление, а не один из путей спасения, как утверждает издание Сретенского монастыря. "Криптохристианами называются этнические греки, обращенные в ислам, тайно исповедовавшие православную веру, - говорится в одной из статей книги. - Тайные христианские священники одновременно могли иметь и мусульманский сан". Неужели такое возможно?
    Или вот, например: "Сколько раз, придя домой из мечети, где они [криптохристиане] молились вместе с мусульманами, обращали свой ум к христианскому Богу и втайне приносили Ему свои мольбы!" "Криптохристиане избрали нелегкий путь: Ситуация гонений повторяется, и важно понимать, что история Православия - это не только история мучеников, но история человеческих душ, каждая из которых шла своим путем ко спасению. В этом смысле показателен их опыт". Просто абсурд! Ведь это же прямой призыв к вероотступничеству, оправдываемому угрозой гонений!
    Читая это, невольно начинаешь задумываться, неужели прот. Валентин Асмус, главный консультант книги, смог бы вечером молиться в мечети, а утром преспокойно совершать божественную литургию в православном храме?
    Сначала я решил, что может быть это оплошность редакторов Сретенского монастыря, которые не отличаются особым православием? Возможно о. Валентин, доверившись им, ничего и не знает об этих криптохристианах? Но когда я прочитал его ответ в Интернете, то стало понятно, что он осведомлен.
    "Ислам по-своему почитает Господа Иисуса Христа и Пресвятую Деву Марию: , - пишет отец Валентин Асмус. - Осуждающий [криптохристианство] эту церковную икономию забыл, что Сам Христос Спаситель не отвергал "учеников, тайных из страха от Иудеев". (www.stopoikumena.org.ru)
    Очень странный пассаж. Причем здесь ученики? Апостолы не предавали Спасителя. Да, они соблазнились, убежав, но не перешли в другую веру, как это сделали криптохристиане, отрекшиеся Христа и принявшие магометанское исповедание. Удивительно, что о. Валентин считает такое предательство икономией и одним из путей ко спасению.
    Удивительно и то, что книгу эту продают практически во всех церковных лавках г. Москвы и уже на этот "криптохристианский опыт" ссылаются предатели Православия - экуменисты. Удивляет и то, что никто из священноначалия не реагирует на открытую проповедь криптохристианства.
    А ведь 60-е Апостольское правило повелевает: "Если кто подложные книги нечестивых, как святые, в Церкви оглашает, ко вреду народа, и клира: да будет извержен". Неужели нет более ревнующих об истине пастырей? Неужели никому нет дела до того, что читает верующий народ? Всюду царит равнодушие и страх. Неужто и мы все стали криптохристанами? А что, ведь так удобно и даже очень комфортно. Только удобство это - здесь, на земле. А что будет за такое предательство на Страшном Суде?

Дмитрий Бетин
Православный юрист

editor@stopoikumena.org.ru