Русь Православная
Новые публикации, август 2004 г.

 

Голос русского пастыря      
(Письма священников в редакцию "РП")      

 
Священник Димитрий КАПЛУН
"ВСЯКОЕ СЛОВО ИЗЛУКАВЕЛО..."

    Уважаемая редакция! Представляю на ваш суд свою заметку о насущных церковных проблемах.
    Народ подобен организму. Церковь является совестью этого организма. Если у человека спящая или сожженная совесть - он болен; он не знает, куда идти; как утлую лодчонку, его швыряют соблазны в разные стороны бушующего житейского моря.
    То же и с народом. Если первенствующая в народе Церковь больна, если от своих пастырей пасомые не слышат слова истины, а особенно - если не видят примера жизни по совести, то ожидать нравственного возрождения народа не приходится.
    Если усыплена совесть, больно всему телу.
    Люди с безмолвным терпением ждут, когда из среды пастырей нашей Церкви раздастся сильный и ясный голос, зовущий к свету, явится архипастырь, показывающий пример жизни по правде Божией, не склоняющий голову перед неправдами власти, не идущий по зову большинства на зло, принципиальный, честный, называющий вещи своими именами. К сожалению, не видно и не слышно пока таких архипастырей. Всякое слово излукавело и не имеет смысла. Никто не способен назвать вещи своими именами. Никто не способен обличить грех. "Сергианство" - грех лжи и сотрудничества с безбожной властью, который тяготеет над совестью клириков - никто не смеет именовать. Даже во время переговоров наших делегаций РПЦЗ и РПЦ МП архиереи "постеснялись" ясно и четко обличить сергианство, как грех, наименовать его, отделавшись общими фразами "о принципах отношения Церкви и государства".
    Это как на исповеди: человек, приходящий к аналою, на котором лежат Крест и Евангелие, должен непременно наименовать то постыдное, что совершил - и тогда только грех побежден и прощен кающемуся. Но как трудно назвать свой грех! Как начинает метаться наш внутренний падший человек, только чтоб не признать себя виновным. "Да, батюшка, грешен, против всех заповедей, да, против шестой и седьмой, были грешки", - только чтобы не произнести над собою ясный суд. Трудно ему сказать: да, Господи, я согрешил в том-то и том-то, виноват, каюсь.
    Это-то лукавство отравляет жизнь человеческую до тех пор, пока не придет человек на исповедь, к покаянию. Зато потом как хорошо! Если сказал, признался, признал себя виновным, то потом слезы льются, слезы облегчения, слезы радости - что такой-то камень с души низверг, осудил сам себя прежде суда Божия - и получил прощение. То-то радость бывает после искренней исповеди, то-то свобода! Душа поет от радости и плачет от радости, - поет, что грех прощен, и плачет - что была оскорбительницей такого ясного и светлого Бога, Создателя всяческих.
    Но если нет покаяния, то лукавство начинает отравлять весь организм, как человека, так и народа. И епископат Русской Церкви, увы, не избежал этой заразы. "Давайте сделаем вид, что ничего не было. Ах, были Новомученики, преданные церковной властью? Ах, митрополит Сергий говорил, что гонений нет? Ах, он солгал, но солгал мудро, для того, чтобы мы сейчас могли спокойно жить. Ничего страшного. Мы созиждем для них гробницы и скажем, что мы не были бы участниками в делах наших отцов, которые предали в руки безбожников пророков. Прославим и тех, и других. И все успокоится".
    И под этим покровом нераскаянного греха начнет копиться такая муть порока, такая гниль начнет кипеть в душах, что Содом и Гоморра покажутся примером праведности.
    Так и зреет гибельная церковная смута. Одни начинают оправдывать своих лукавых пастырей, их грех станут обелять, назовут черное белым, и белое черным... Другие, не выдержав соблазнов, побегут вон из Церкви в руки сектантов. Таким образом грех будет господствовать в душах и тех и других... И никакого нравственного возрождения России не произойдет... Если только... Если мы не полюбим Христову Правду больше всего на свете.
    kaplun@on-line.jar.ru


Священник Андрей Горбунов
О ЛЮБВИ И НЕНАВИСТИ
 

    Уважаемая "Русь Православная"!
    Думается, нам надо больше внимания уделять разоблачению и обличению искушений и соблазнов нынешних апокалиптических времен.
    Мертвящий и бесчеловечный дух создающейся ныне на наших глазах антихристовой системы, которая обращается с людьми, как с числами, как с консервными банками, которым присвоены такие же штрихкодовые номера, - этот дух создает царство зверя, царство звериности - темницу с прочнейшими оковами, накрепко связывающими малейшие свободные проявления человеческой личности.

 
УНИЧТОЖЕНИЕ ЛИЧНОСТИ

    Стержень и основной инструмент создания этой системы - числовое имя, личный идентификационный код, унижающий и обезличивающий человека. Именно посредством личного кода каждый житель Земли предполагается быть включенным в единую всемирную информационную электронно-контролирующую систему - "Сеть".
    Сегодняшнее согласие с первыми элементами будущей антихристовой диктатуры означает принятие (более того - соучастие в построении!) самого зверь-царства, когда люди будут превращаться в обезличенную, кибернизированную биомассу, в "гибриды электронного интеллекта и наших душ" (по выражению одного из ведущих разработчиков чипа "Цифровой ангел" доктора Петера Жоу), в управляемых биороботов с вживленными микрочипами - подкожными носителями тех же самых числовых имен.
    Это соучастие и есть то, что Апокалипсис называет поклонением зверю. Это есть принятие религии поклонения бездушной "Сети" и сопутствующего ей звериного культа греха и порока.
    Внедрение электронной системы контроля упраздняет личность, преобразуя человека в число. Человеческий фактор сводится к нулю, поскольку система узнает только числа и данные. Все общественное бытие личности будет тогда сводиться к обмену информацией с бездушной системой через ключ доступа. "Связи людей между собой будут осуществляться, в первую очередь, посредством машин. Понятия любви, снисходительности, прощения, человечности, стояния за истину ради Бога полностью заменяются вычислениями, клавишами, экранами, цифрами" (монах Герасим Беке. "Еще один туманный путь" // Сборник
    "Истинная информация об электронных удостоверениях и Шенгенском Соглашении". Фессалоники, 1997).
    "Тоталитарный контроль над личностью, - рассуждает греческий архимандрит Эммануил (Калива), - имеет свое нравственное продолжение. Он превращает творение Божие, одаренное свободой, созданное "по образу и по подобию", в нечто противоположное - в несвободного робота, зависящего от решений и власти "Центра". Всесторонняя регистрация создает возможность политического, экономического, религиозного, нравственного, биологического, психосоматического воздействия на личность, ее блокады и, вообще, уничтожения как таковой".

"БУДУТ ГЛУХИ И СЛЕПЫ!"

    "Нередко бывает с иными, - учит преподобный Исаак Сирин, - что одна половина их пошла во след Господа, а другая половина осталась в мире, и сердце их не отрешилось от здешнего, но разделились они сами в себе... Кто хочет жить в мире сем, тот погубит себя для жизни истинной; а кто погубит себя здесь "Мене ради", тот обрящет себя там (Мф. 10, 39), т. е. обретет себя шествующий путем крестным..." (слово 21).
    "Будут глухи и слепы!" - такими словами завершил однажды свой пророческий рассказ о "последних временах" старец Лаврентий Черниговский. Слепота ума и сопутствующее ей духовное нечувствие рождают самомнение и представление о своей многозначительности. И получается, что те, у которых ум помрачен неведением о вещах духовных и которые не хотят богодарованными способами взойти к такому ведению, почитают своими врагами всех тех, кто имеет духовную ясность.
    Как луч солнца, входя сквозь какое-либо отверстие в темный дом, бьет будто стрелою ту тьму и разгоняет ее, так и слова просвещенных христиан бывают как бы мечом обоюдоострым для сердца человека, пребывающего во мраке неведения, причиняют ему боль и муку, подвигают его на противоречие и ненависть.
    Человек становится нетерпимым, его возмущают те, кто отказывается от апокалиптических начертаний, возмущают именно потому, что не дают его совести пребывать в самодовольном спокойствии. "Выходит, вы лучше меня!?" - вот типичная реакция такого человека на аргументы отказавшихся от кода. Этот человек не может выдержать и намека на то, что он ошибся. И потому он не хочет ни выслушать, ни самостоятельно разобраться в данной проблеме. Он выбрасывает ее из своего сознания.
    И чем больше вокруг доказательств правоты тех, кто не принимает начертание, чем больше он убеждается в своей роковой ошибке, тем больше ненавидит тех, кто этой ошибки не совершил. От него все больше и больше отходит любовь. А вместе с любовью отходит и Бог, потому что Бог - есть Любовь.

ВЫБИРАЙ: ЗЕМНОЕ ИЛИ НЕБЕСНОЕ?

    В посмертных пророческих вещаниях преподобного Нила Мироточивого Афонского сказано, что кто явит терпение и не запечатлеется печатью антихриста, "тот спасется и Бог непременно примет его в рай, ради одного того, что он не принял печати". Понятно, что спасутся отказавшиеся от печати не потому, что этого отказа самого по себе достаточно для спасения, а потому, что отказываться от печати будут как раз те христиане, которые больше любят Бога, нежели мир сей и себя в нем. Отказ от печати только обнаружит их верное духовное устроение.
    Кроме того, отказ от печати есть подвиг мученичества, ибо "страдания за правду причисляются к мученичеству" (святитель Игнатий Кавказский) . И напротив: принятие печати другими христианами обнаружит, что их религиозно-нравственный строй неправильный.
    Старец Паисий Святогорец (Эзнепидис) так поясняет, почему Святой Кирилл Иерусалимский говорит, что мученики последних времен будут "паче всех мученик": "Раньше было много богатырей духа. А в нашу эпоху не хватает живых примеров... В наше время умножились слова и книги, но умалились жизненные опыты... Конечно, Благий Бог примет во внимание особенности нашей эпохи... И если мы предпримем хотя бы малый подвиг, то увенчаемся больше, чем христиане древней эпохи" ("С болью и любовью о современном человеке").
    "Если посредством приманки потребительскими благами и вещами мы согласимся с делами антихриста, - пишет греческий монах Герасим Беке, - тогда мы становимся его сообщниками в поругании образа Божия, а также и Самого Бога. Если мы окажем сопротивление и в ответ скажем одно большое "нет" или "отказываемся", тогда мы становимся причастными мученикам Христовым, современными мучениками совести, спасая уникальное достояние образа Божия - человека".
    Отказ от печати или принятие ее выявляют внутренний нравственный выбор человека. Что он больше любит, что выбирает, чему отдает предпочтение: небесному или земному? Вспомним, какие слова сказал старец Лаврентий Черниговский женщине, исполнившейся страха, когда она узнала от него о том, что доживет до времени антихриста. "А ты выбирай, - ответствовал ей старец, - земное или небесное".

СОСУДЫ ЗАКРЫТЫЕ

    "Когда антихрист будет налагать печать свою на людей, - сказано у преподобного Нила Мироточивого, - сердца их будут делаться как бы мертвыми". Если мы соглашаемся с системой зверя (о чем свидетельствует наша включенность в нее), то это означает, что нет в нас любви, в сердце - холод и равнодушие к ближним, несмотря на то, что языком мы можем говорить, что "главное - иметь в сердце Христа". Но Христос пребывает только в любящем сердце, в котором есть боль о ближних, болезнование и сострадание.
    От причисляющих себя к христианам часто можно услышать: "А что со мной случится, если приму номер, чем мне это может повредить?". Уже в самой такой постановке вопроса заключается духовная ошибка. Мы не должны эгоистично думать только о себе. Ведь речь идет о спасении огромного множества человеческих душ для жизни вечной! Вот почему духовный смысл происходящих ныне событий, открывается только тем, кто переживает о мире, кто чувствует его трагедию, как чувствовали ее, например, афонские старцы Силуан и Паисий. Последний, как известно, так подписывал свои послания о "знамениях времен": "Со многой болью и любовью Христовой". "Духовный человек - весь сплошная боль, - сказал старец Паисий Святогорец, - ему больно за то, что происходит, ему больно за людей".
    Истинная любовь к ближним всегда соединена с великим чувством ответственности за них. Преподобный Иустин (Попович) в книге "Достоевский как пророк и апостол православного реализма" пишет: "В своем пророческом видении Достоевский видит всех людей всех времен судьбами связанных между собой. Таинственным, но очень реальным образом все люди - в каждом человеке и каждый человек - во всех людях. Отсюда ответственность каждого человека за всех и все на земле. Достоевский учит: "Каждый из нас, несомненно, в ответе за всех и за вся на земле. Это сознание есть венец жизни каждого человека на земле"".
    Основа любви - признание и принятие других личностей; ибо любовь и есть общение личностей. Если мы соглашаемся сегодня с электронной нумерацией, а значит, с обезличиванием и оскотиниванием ближних, - то не имеем в себе любви Христовой. Если действия богоборческих сил по обезличиванию людей, доведению их до состояния духовного озверения и уничтожению в них самой человеческой природы, если духовная и физическая гибель (точнее, убийство) миллионов и миллиардов людей не вызывают у нас адекватных человеческих чувств, значит - мы уже при жизни духовные мертвецы.
    Божий закон непреложен: "Кто говорит: я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец; ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?" (1 Ин. 4, 20).
    "Холод и голод испытают те, кто, считая себя православными, отнюдь не хотят воспринимать Дух, - сказано в книге "Духовные беседы и наставления старца Антония" (часть 2-я). - Даже если такие люди и исполняют обряды, они не напитываются благодатью. Это сосуды закрытые, закупоренные. Сколь ни пытайся залить в них живительную влагу, они останутся сухими, ибо они закрыты.
    И таких, увы, большинство. Так привлекательно это для человека: с одной стороны, следовать призывам диавольским, идти по зову развращенной грехом плоти своей, а с другой, надеяться Божеские плоды получать. Поэтому вероятность исповедничества, в последнее время всегда связанного с мученичеством, будет не просто смущать, но попросту отталкивать людей от последования Христу".

    Итак, отказ от участия в обезличивающей системе антихриста и духовное противодействие ей - это проявление и свидетельство любви к Богу и ближним и отвержение любви к "миру сему", а принятие антихристовой системы, согласие с ней, оправдание ее, нежелание ей противостоять - это проявление и свидетельство любви к "миру сему" и отвержение любви к Богу и ближним.