Русь Православная
Номер 83-84 за май-июнь 2004 г.

 

Царская тема      

 
Иеромонах Константин (Блинов),
настоятель храма Рождества Христова, Ивановская область
ДОСТОЙНЫЕ ПЛОДЫ ПОКАЯНИЯ
 
Наше невежество в вопросах Православного учения о Царской власти,
отсутствие ясной богословской позиции Церкви
породило среди некоторых неразумных "ревнителей" лжеучение о "Царе-Искупителе"
 

    Дорогие братья и сестры!
    Прошло уже несколько лет с тех пор, как свершилось великое событие в мистической жизни нашего Отечества - всероссийское прославление в лике святых Государя Императора Николая II Александровича и Его Семьи. Несомненно, оно является началом покаяния русского народа перед Богом за грех отступничества наших предков от своего Царя и предания его в руки врагов. Именно началом, поскольку последние годы ясно показали, что мы недостаточно ревнуем о правильном почитании Царя - мученика.

 
МАЛОГРАМОТНЫЕ "ИСКУПЛЕНЦЫ"

    Все мы помним, как долго и трудно готовилось это прославление, какие подчас кипели страсти. И это неудивительно - так уж сложилось, что когда длительное время отсутствует четкое, богословски выверенное мнение Церкви по какому-либо важному вопросу, то образуется своего рода "белое пятно", куда неизбежно устремляется враг. Не стало исключением и неоднократно отлагавшееся прославление Царственных мучеников, при многолетнем стихийном почитании Их в церковном народе. Последствия этого мы наблюдаем и в настоящее время. Поэтому полагаю что, будет уместен некоторый анализ событий, предшествовавших Архиерейскому Собору 2000 года.
    Вплоть до самого дня прославления не прекращались нападки на саму возможность канонизации. Рисовались страшные картины превращения святцев в "помойку", шла безудержная спекуляция на фигуре Распутина, привычке Государя к курению, и т. п. В крайнем случае, речь шла о возможности прославления отрекшегося от престола "гражданина Романова" вместе с Семьей. То есть предлагалось сокрытие царского достоинства, что обессмысливало бы канонизацию как акт покаяния.
    С другой стороны, наше невежество в вопросах Православного учения о Царской власти, отсутствие ясной богословской позиции Церкви породило среди некоторых сторонников канонизации лжеучение о Царе Николае II как "искупителе".
    На этой теме я хочу остановиться подробнее, поскольку она осталась злободневной и после прославления, вплоть до сегодняшнего дня.
    Здесь не идет речь о том, что мученический подвиг нашего Государя носит жертвенный, искупительный характер - в этом мало кто сомневается. Эти "энтузиасты-ревнители" настаивали на том, что Государя надлежит прославить не больше ни меньше, как в чине "искупителя". То есть, презрев церковные каноны, специально для св.Царя изобрести неведомый чин святости с именованием принадлежащим только Господу нашему Иисусу Христу. Иначе говоря, нам снова предлагалось сокрытие царского достоинства.
    Это лжеучение, к сожалению, поддержали и некоторые клирики нашей Церкви. На прошедшей в июле 1999 года в Царском Селе конференции "Проблемы прославления Царственных мучеников" его озвучил иеромонах Ювеналий (Громов) из Рязани, заявив о необходимости введения чина "искупителя" для прославления Государя:"Если же его прославить как мученика, это будет не прославление, а похуление Царя".
    Особым искушением стал для о. Ювеналия тот факт, что обе Царские иконы скопированные на ксероксе и прославившиеся впоследствии чудесами в Москве, имеют свое происхождение из подворья Свято-Троицкого монастыря, где он служит. "До 1996 года :мы молились Царю искупителю, но до появления этих икон не знали, правильно мы молимся или неправильно" - читаем мы в стенограмме его выступления. После того, как стали чудотворить обе иконы (на которых, замечу, есть четкие именования -"Святiи Царственнiи мученицы","Св. благовер. Царь мученикъ Николай"), о. Ювеналий почему-то утвердился в своем заблуждении: "Тогда мы поняли, что правильно прославляем Государя, что он не мученик, не страстотерпец, не великомученик, а Царь искупитель, именно так".
    И далее - "Богословы, конечно, потом могут это обосновать, они умеют грамотно это делать" - какое неприкрытое пренебрежение и непонимание того, что такое богословие, сквозит в этих словах! Однако богословие не может быть слугой невежества и самочиния, у него совершенно обратная задача. Тем не менее о. Ювеналию никто не возразил на конференции - ни в ответном слове, ни во время "круглого стола". Отчего же все промолчали? Ради мнимого единства?
    Какова же доказательная база, на которую опирались в своих требованиях эти "ревнители"? Это, в основном, пророчества монаха Авеля, прп. Серафима Саровского, и видение митрополита Макария. Причем единственное из пророчеств, где Государь называется искупителем, принадлежит монаху Авелю: "Он искупитель будет, искупит собой народ свой - Безкровной Жертве подобно. И предан будет, как некогда Сын Божий на пропятие:". Никакого богословского толкования этих слов нет, что признал и сам о. Ювеналий. При этом сами "искупленцы" знают, что есть множество других пророчеств и свидетельств, в которых св. Царя называют страстотерпцем, мучеником или даже великомучеником (оптинский старец Нектарий), но это их нисколько не смущает.
    Тем самым, эти "ревнители" сделали настоящий подарок противникам прославления, использованный ими как новый метод давления на Патриархию, а именно - представить широкое движение за прославление Царя-мученика, как немногочисленную группу невежественных сектантов, ставящих императора выше апостолов и пророков. В результате, например, Алексей Осипов в статье "Особенности канонизации последнего царя" /газета "НГ-Религии" ?13(36),14.07.99/, грозно предупреждал: "Молитвы "Царю-искупителю Государю Мученику: и первому предстоятелю Руси Небесной пред Престолом Вседержителя" свидетельствуют, что вопрос о канонизации бывшей царской семьи уже не только преступает границы канонические, но и начинает серьезно угрожать самому догматическому сознанию нашей Церкви. Возможная канонизация, без сомнения, будет прямо способствовать развитию этого процесса".

ЭПИТЕТ ИЛИ ИМЕНОВАНИЕ?

    Оборотной стороной "ревности не по разуму" стал соблазн и среди многих здравомыслящих людей, увидевших движение за прославление Царя только через эту "болезненную" призму. Тем более, что многие лидеры этого движения не спешили размежеваться с подобными крайностями, то ли не видя всей опасности "искупленчества", то ли не желая конфликта среди почитателей Государя накануне канонизации.
    Хорошей иллюстрацией подобного отталкивания колеблющихся может послужить "диалог с читателем" редактора газеты "Русь Православная" Константина Душенова и иеромонаха Даниила из Оптиной Пустыни ("РП" март-апрель 2000 г.). Отец Даниил в своем письме в редакцию выражает озабоченность по поводу именования св. Царя "искупителем". В ответ Душенов приводит цитату из богословской энциклопедии - "Искупление - славянское слово, взятое с греческого, обозначающее освобождение от рабства. Таким образом, например, освобождение евреев от египетского рабства есть искупление, а Моисей - "искупитель"(Деян.7,39). Искупителями назывались также Гедеон (Суд.7) и Давид:".
    Далее из ответа редактора становится очевидным, что для него нет разницы между эпитетом, раскрывающим особенность подвига святого, который можно встретить в его житии, акафисте и т.д., и именованием на иконе, то есть чином прославления. Хотя святые названные в энциклопедии, прославлены как пророки (Моисей и Давид) и праотцы (Гедеон), а не как "искупители".
    В это заблуждение оказались втянуты и многие миряне. В том числе и известная исполнительница духовных песен Жанна Бичевская, выпустившая компакт-кассету с изображением "искупленческой" иконы на развороте обложки.
    Скажу прямо - все это производит впечатление умелой провокации возникшей на волне движения за прославление Царской Семьи. Те люди, которые оказались втянутыми в это, миряне и клирики, должны осознать, что подобное сектантство, если только оно не злонамеренно, проистекает, повторюсь, от нашего общего невежества в вопросах Православного учения о Царской власти.
    Теперь, после долгожданной канонизации, после превосходного доклада о Царственных Страстотерпцах на Архиерейском Соборе, казалось бы можно и забыть о всех этих крайностях и не тратить время на их рассмотрение. Однако деятельность "искупленцев" не прекратилась, несмотря на состоявшееся прославление. Могу судить об этом по ситуации в Петербурге, где изредка бываю. Эти "ревнители" продают у храмов и на крестных ходах газеты, молитвословы, акафисты "Царю-искупителю", соответствующие иконы прекрасной полиграфии.
    При этом православным людям они проповедуют буквально следующее: "Считайте, что никакого прославления не было. Вот когда встанет во плоти прп.Серафим Саровский, то он и прославит Государя как "искупителя"". Причем никакая беседа с ними не возможна, - одни страстные монологи. Эта одержимость "тайным знанием", особым "пониманием" пророчеств, превратила их в настоящих сектантов. Тот факт, что они не признают Соборных решений, ставит "искупленцев" вне Церкви. Полемика с ними невозможна и не нужна, но для себя мы должны четко уяснить, что есть чин Царя? Иначе неизбежно будут появляться очередные "ревнители".
    В том, что произошло, пусть с небольшой частью почитателей св.Царя, есть наша общая вина. Вина в том, что желая прославления Царственных мучеников мы больше занимались лозунгами, чем возобновлением в народе правильного представления о Священной Особе Помазанника Божия.
    Наш святой Государь Император Николай II Александрович не может быть ни "гражданином Романовым", ни "искупителем", а только тем, кем действительно является - Помазанником Божьим, принявшем мученический венец.
    Необходимо понять - грех отступничества наших прадедов от своего Царя, коренился, прежде всего, в забвении или в извращении Его царского достоинства, в непочитании Его Помазанничества. И мы сейчас продолжаем грешить тем же самым. В чем же тогда наше покаяние, если мы даже не нашли в себе силы размежеваться с такого рода крайностями?
    Мы же должны беречься от всяческих крайностей, "различать духов". Наша неразборчивость, невнимание, может больно ударить нас в будущем.

"ЦАРЬ" - ЭТО ОСОБЫЙ ЧИН

    Расставить все точки над "i" может только богословское осмысление чина Царя-мученика. Церковь, прославляя святого, всегда должна иметь твердое представление о его чине. Если мы прославляем епископа или священника, мы очень хорошо знаем его чин в Образе Христа. И мучеников в этом чине мы прославляем как священномучеников. Царь тоже несет на себе Образ Христов, Который принимает через помазание на Царство в священном таинстве Церкви. Поэтому чин у него, при несении им мученического креста, тоже особый - царь-мученик, царь-страстотерпец. Если мы четко определим, что "царь" - это особый чин, отличный и от священника, и от мирянина, и дадим четкое определение того, что это за чин, то вопросы о особом мученичестве Государя, его искупительстве, снимутся сами собой.
    Царь всегда несет ответственность за свой народ перед Богом, а принимая мученический венец, всегда искупает грехи своего народа. Но все это заложено в понятии "Царь" как чине и выделение лишь одной стороны служения заведомо умаляет этот чин. То есть, словосочетание "Царь-искупитель" - это своего рода тавтология. Из этого следует так же, что Государь не может быть искупителем сам по себе, вне своего чина. Как мы разделяем священнический чин и человека, его носящего, с его личными человеческими грехами и слабостями, так же мы должны различать и царский чин с носящим его человеком.
    Царь всегда искупитель грехов своего народа по чину, который он носит. Но сам по себе человек, отдельно от чина, не может быть искупителем, потому что он только человек. Искупителем может быть лишь Сам Христос, Совершенный Бог и Совершенный Человек, освящающий Своим Образом царский чин. Все это очень важно, потому что не достойно христианина - веровать в то, что он не понимает.
    Хорошей иллюстрацией нашего невнимания к теме богословского осмысления чина служения Государя, является удивительный "разброд" в иконописном изображении святых Царственных мучеников. Такое происходит впервые в истории Церкви. Даже наиболее почитаемы святые, такие как свт. Николай Чудотворец, вмч. Георгий Победоносец, имеют только четыре-пять иконописных изводов. А сейчас чуть ли не каждый иконописец пытается внести "что-то свое" в изображение Царской Семьи, пренебрегая тем самым самой идеей канона в иконописи. Следует сказать, что лжеучение "искупленцев" так же распространяется через иконы.
    Говоря об этом, нельзя не вспомнить ревность св. Царя о возрождении древней, святоотеческой иконописи и вообще церковной старины, Его стремление преодолеть те потери, которые понесла Церковь и Ее искусство в синодальный период. Поэтому появление иконописных изображений Царской Семьи, являющих собою западные аллегории в духе ХVIII века - самого бесплодного в духовном смысле, или стилизованные парадные портреты, я считаю полным неуважением к памяти Государя.
    Нужно сохранить изводы, прославившиеся чудесами, отсечь надуманные изображения, и попытаться создать канонически оправданный образ, достойный чину служения Государя и Его Семьи.
    Со временем все неправое уйдет. И лжеучения, и болезненный мистицизм, и неканонические иконы, и обожествление св. Царя, но только после того, как всесторонне, богословски будет осмыслен царский чин нашего Государя на земле, его служение перед Богом и в миру.
    Я убежден, что состоявшаяся канонизация Царственных Страстотерпцев есть лишь начало нашего покаяния, своего рода декларация о нашем намерении изгладить грех отступничества наших предков от своего Царя. Надо помнить, что в 1917 году был отвергнут не только Царь, но и Государево державное строительство по воссозданию Святой Руси, поэтому делами и только делами мы сможем сотворить достойные плоды покаяния.
    Благодаря прославлению мы теперь имеем возможность приступить к решению многих важных вопросов: о восстановлении церковного учения о Царской власти, о богословском осмыслении подвига Царственных Страстотерпцев, о раскрытии и творческом усвоении духовного наследия св. Царя, применительно к сегодняшнему времени и т. д.
    Промыслительно, на мой взгляд, что прославление Государя буквально заставляет нас заниматься всеми этими проблемами. Это несомненный знак того, что Царь-мученик сейчас с нами. И это дает нам надежду, что следование по этому пути приведет к восстановлению в России Православного Царства на последние времена, о котором пророчествовали наши святые отцы.
    Святии Царствении Страстотерпцы, молите Бога о нас. Аминь.


 
"Русь Православная"
БЕЙ СВОИХ, ЧТОБ ЧУЖИЕ БОЯЛИСЬ?
 
Горькие плоды благих намерений
 

    Беспокойство отца Константина по поводу забвения нами богоустановленного церковного учения о Православном Самодержавии совершенно законно, оправданно и понятно. Непонятно только, почему он при этом выбрал главной мишенью для своей критики не тех, кто отказывается признавать это учение - таких сегодня много и среди мирян, и в среде священства, и в составе высшего священноначалия МП - а тех, кто власть Помазанника Божия почитает священной и спасительной для Руси, но при этом чтит святого Царя-Мученика Николая II несколько иначе, чем сам отец Константин.

 

    Зачем столько желчи? "Искупленцы", "немногочисленная группа невежественных сектантов", "умелая провокация" и тому подобные выражения невольно наводят на мысль, что батюшка далеко не так беспристрастен и объективен, как хочет казаться. Если встать на такую точку зрения, то что, скажите на милость, может помешать кому-либо из читателей посчитать выступление самого о.Константина тоже "умелой провокацией", направленной на сознательное разжигание противоречий и расколов в православной среде? Или он действует согласно старой народной пословице: бей своих, чтобы чужие боялись? Думается, однако, что в данном случае "чужие" будут только рады. Да и как же им не порадоваться, когда православные бичуют друг друга с таким самозабвением:
    Кроме того, примечательно, что в рассуждениях о.Константина много путаницы и противоречий. Так, например, убиенного Государя и Его Семью он именует то мучениками, то страстотерпцами. А между тем, не может не знать, что разница здесь весьма значительная. В чине страстотерпцев прославляются угодники Божии, пострадавшие от своих же собственных единоверцев. А в чине мучеников - те, кто сподобился пролить кровь за Христа от рук врагов Христовых.
    Именно поэтому, кстати, так много нареканий на то, что Государя с Семьей наша Московская Патриархия прославила в чине страстотерпцев. Ведь отдавал приказ об убийстве иудей Сведлов, убивал Царя и Наследника иудей Юровский, а среди всей расстрельной команды был только один русский: Ритуальная, христобоческая подоплека всей этой истории подробно описана в книгах русского генерала Дитерихса, англичанина Вильтона и многих других. Так что "стыдливое" прославление Царственных Мучеников в страстотерпческом чине сложно объяснить чем либо иным, кроме как малодушием наших иерархов, решивших "страха ради иудейска" пойти вопреки очевидным фактам.
    И еще о различных "чинах". Некоторое недоумение вызывает странное словосочетание "чин в образе Христа", которым батюшка пользуется, никак не разъясняя его содержание. И уж совсем неуместными кажутся его призывы как-то по новому "богословски осмыслить особый царский чин".
    Зачем искусственно усложнять вопрос? Зачем призывать к осмыслению того, что уже давно Церковью осмыслено и общеизвестно? Чем не устраивает о.Константина традиционное церковное учение о Помазаннике Божием, подробно и обстоятельно сформулированное святыми отцами в рамках Священного Предания? На этом фоне попытки ввести какое-то новое понимание "особого царского чина" являются с точки зрения православного вероучения гораздо более сомнительными, чем спор о том, можно ли именовать нашего умученного Государя "искупителем":

    "РП"