Русь Православная
Номер 81-82 за март-апрель 2004 г.

 

Диалог с читателем       

 
Священник Евгений Смольянинов
БЫТЬ ГОНИМЫМ, А НЕ ГНАТЬ...
 
    Православные души ищут спасения,
а теплохладные иерархи МП - спокойствия и комфорта.
 

     Многоуважаемая редакция газеты 'Русь Православная', мне кажется, что наша дискуссия не закончена. И в первую очередь, нужно определить предмет нашего разговора. К моей радости в дискуссии сохраняется уважение к противоположному мнению, а если, все же где-то слышны нотки нетерпения, их нужно изжить. Дело наше общее: достижение Царства Небесного, т.е. Небесной Церкви - торжествующей. А достичь его можно только через участие в спасительных делах Церкви земной - воинствующей. Вопрос в том - где Она? Мы знаем: Церковь там, где Христос. А Христос всегда с гонимыми, обездоленными и оклеветанными Его последователями.

 
ПРАВДА ВОСТОРЖЕСТВУЕТ

    Ради Христа, нашу дискуссию нам нужно вести совершенно искренне, не применяя силы и власти. Например, во власти редакции газеты подкорректировать любую статью, чуть-чуть изменить ее смысл. Вам, конечно, виднее. Но, мне кажется, что убрав эпиграф: 'Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками, тогда знайте, что приблизилось запустение его' (Лк.21.20), изменив название моей статьи 'Сохранить, то что имеем' на 'Трава иссохшая', я автоматически попал в разряд обличителей.
    И Вы пишите: 'Ибо в Церкви мы прибываем не для того, чтобы обличать и клеймить, а для того, чтобы стяжать спасительную благодать'. Да, да, да! Давайте попытаемся стяжать спасительную благодать. И с помощью благодати попытаемся сохранить то, что осталось. Вы малыми силами пытаетесь изменить МП, принимая участие в ее делах. Я предлагаю совершенно иной способ борьбы, который позволит не только сохранить то малое, но и приведет многих к покаянию. И считаю, что путь неучастия в скверных делах - и есть путь спасительных дел Церкви воинствующей.
    Для меня редакция газеты сделала, безусловно, очень много. Многие годы газету читаю, радуюсь и сопереживаю. Радуюсь встрече с единомышленниками, сопереживаю известиям о гонениях на Церковь. Газета укрепила меня в непринятии ереси экуменизма, помогла разобраться с расколами и сейчас, я надеюсь, 'Русь Православная' не перестанет быть одним из очагов объединения страждущих и ищущих правды.
    Главным центром правды, конечно же, является Церковь. Церковь - Невеста Христова, чистая и непорочная, в которой нет ереси экуменизма, а есть ревностные борцы со всякой духовной мерзостью.
    Попади на асамблею Всемирного Совета церквей благоверный князь Александр Невский, он первым делом своим мечем поразил бы православного представителя из ОВЦС МП, а затем - и всю еретическую братию. А если так, то и нам нельзя с ними общаться. Нужно от них отложиться. Как отложился от патриарха Никифора преподобный Феодор Студит с братией монастыря. Отложившись, не ушел преподобный в другую церковь? Нет, он остался в Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Своим отложением от патриарха Никифора и собора из пятнадцати епископов, уступивших требованию императора о восстановлении в священстве пресвитера Иосифа, студиты показали, что патриарх с епископами отпал от Вселенской Церкви.
    Грех пресвитера Иосифа заключался в том, что он обвенчал императора Константина с придворной дамой. Царицу же император насильно отправил в монастырь. Вот, так нужно и нам хранить чистоту православия. Одни совершили плотской блуд, другие - узаконили его, совершив блуд духовный. Но, Церковь блудников отвергла. Не помогли ни уговоры, ни гонения. Потому что с гонимыми был Христос и Его Церковь. Им не надо было образовывать новую юрисдикцию и называть себя ни истинной церковью, ни подпольной. Просто они продолжали жить и служить согласно догматам и канонам Православия. И правда восторжествовала.

СОПРОТИВЛЕНИЕ В ОТДЕЛЕНИИ

    Я потрясен случившимся в Нижнем Новгороде (См. стаьи 'Неприкасаемый' и 'Князья Содома' в 'РП' ? 1-2, 2004). Если содомит, на самом деле, скрывается под рясой священника, то его немедленно нужно изгнать из церкви и запретить в служении, а потом уже судить. Но священноначалие, защищая свой авторитет, делает все, чтобы спрятать этот факт. Тем самым, опять пострадает авторитет Московской Патриархии. Потому что в ней все сделано, чтобы отождествить Церковь и иерархию.
    Иерархия патриархии захватила власть силой, ликвидировав Поместный собор. Их авторитет строится совершенно по-мирски, на власти. Во Вселенской Церкви имеется авторитет только духовный, достигаемый путем сыновнего послушания Церкви, а не посредством власти над ней. Собор 2000 года в лице одних только архиереев, отменяет решения Поместного собора.
    'Но что еще хуже, - пишет священник Георгий Андреев, - так это то, что на Соборе был незаконно отменен Устав 1988 года, принятый, напомним, не Архиерейским, а Поместным Собором. Получается, что опять нижестоящий орган отменил решение органа вышестоящего, что противоречит элементарной юридической логике. Архиерейский Собор не имел права отменять Устав, а только вносить поправки к нему, да и те 'с последующим утверждением Поместным Собором' (п. XV.3 Устава-1988).
    Взамен отмененного Устава на Архиерейском Соборе 16 августа 2000 года был принят другой документ - 'Устав Русской Православной Церкви', который определил: 'В Русской Православной Церкви высшая власть в области вероучения и канонического устроения (о церковном управлении и церковном суде, то есть о высшей исполнительной и судебной власти теперь уже не говорится! - Г.А.) принадлежит Поместному Собору' (п. II.1 Устава-2000).
    Поместному Собору новый Устав оставил решение только вопросов 'вероучения и канонического устроения' (что, в общем-то, и так давно уже определено и сформулировано и не требует особого властного урегулирования), все остальные вопросы (реальной) церковной власти отнесены к компетенции Архиерейского Собора'.
    О какой непогрешимости в этом случае может идти речь? Неужели это решение принималось Духом Святым? Нет, лукавство организаторов подменило соборность - исполнительным большинством. Собор это был или собрание?
    Вот почему верующие в Соборную Церковь должны отложиться от участников 'партсобраний', дабы сохранить себя и попытаться 'исцелить' и их.
    Церковь строится на любви, на взаимной любви всех ее членов. А если в Церкви есть любовь, то она выливается в отказ от себя в пользу всех Ее членов. И этот самоотказ должен быть совершенно свободным, ради любви и ради Христа. Не ради наград и должностей, а ради самого высочайшего чувства в душе человека - любви к Богу. Так и мы, коль если есть в нас это высочайшее чувство, то оно не должно дать нам быть равнодушным к происходящему в церковной ограде. Попрание правды мы должны устранить немедленно или отложиться от попирателей. Но, что попущено Богом, исправить невозможно. Остается одно: наше сопротивление в отделении. А для этого нужна любовь. Ведь придется принести в жертву себя самого, свой комфорт и свои привычки. И это, как раз нормально для православного человека.
    В 'Русском вестнике' и 'Русской линии' опубликованы сообщения, что в стране создаются православные деревни и общины. Люди уходят от разврата мира сего и от равнодушия господствующей Церкви к спасению их душ. Православные души ищут спасения, патриархия ищет спокойствия и комфорта.

ЛЮБОВЬ ИЛИ АВТОРИТЕТ?

    Снова зададим себе вопросы. Может ли Церковь находиться в комфорте и Церковь ли это? И может ли группа православных людей свидетельствовать об истине? В книге Георгия Флоровского 'Восточные отцы Церкви' на странице 280 читаем следующее: 'Задача нравственного перевоспитания общества и народа встала перед Златоустом в это время с особою силою. У него было впечатление, что он проповедует людям, для которых христианство стало лишь модной одеждой. 'Из числа столь многих тысяч, - говорил он, - нельзя найти больше ста спасаемых, да и в этом сомневаюсь'... Самая многочисленность христиан его смущала, - 'тем больше пищи для огня'... И с горечью говорил он о наступившем благополучии: 'безопасность есть величайшее из гонений на благочестие, - хуже всякого гонения. Никто не понимает, не чувствует опасности, - безопасность рождает беспечность, расслабляет и усыпляет души, а диавол умерщвляет спящих. Златоуста смущал нравственный упадок, - не только разврат, но больше всего - молчаливое снижение требований и идеалов...'.
    Священномученик М.А. Новоселов в книге 'Письма к друзьям' пишет: 'вселенскость, непогрешимость, соборность имеется везде, в каждом подлинном, тождественном с церковною верою свидетельстве, даваемом по участию в Святой Церкви кем бы то ни было; Собором, великим или малым, или отдельным лицом, хотя бы даже юродивым или ребенком'. Под Святой Церковью здесь подразумевается вся Вселенская Церковь, никак не сегодняшняя Московская Патриархия.
    Итак, великий отец Церкви, патриарх Константинопольский, златоустый Иоанн обличает патриарха Московского в желании пожертвовать своею паствою ради собственного комфорта. Алексий II не пытается защитить, например, пасомых от присвоения им проклятых номеров. А священномученик Михаил Новоселов дает нам право, отделившись от комфортабельного патриарха, пытаться находиться в истине самостоятельно, опираясь на святоотеческое учение.
    Здесь можно вспомнить Максима Исповедника, который, будучи простым иноком, совершенно не считался в религиозных спорах с авторитетом иерархии и государственной власти. Он говорил: 'Когда же я увижу Константинопольскую церковь таковою, какою она была прежде, тогда и я обращусь к ней, как был и раньше ее сыном, и вступлю в общение с нею без всякого увещевания человеческого. Пока же в ней будут еретические соблазны и еретические архиереи, никакое слово или дело не убедит меня, чтобы я когда-либо вступил в общение с ними'(Жития святых. Свт. Димитрий Ростовский, 21 января, стр. 216).
    А вот, что пишет в 'Руси Православной' игуменья Евгения из Могилева о видении одной старицы: 'Видела я красоту Божию, вдали, впереди зеленеющий прекрасный сад, как лес, сквозь деревья пробивались лучи солнца и туда все направлялись по одной дороге. Шли со светильниками: впереди Патриарх, преосвященные, священнослужители, монашествующие, среди них и мы, а за нами миряне. Долго шли, приближаясь к этой красоте. Наконец, остановились. Стояли, стояли... ждали, не ведая чего. Тут я увидела, что люди зашевелились: одни сворачивают с дороги и сами идут вперед, иные стоят, другие возвращаются. Тогда и мы, выйдя из ряда, последовали за идущими вперед, и я увидела причину нашего стояния. Впереди, загородив дорогу, сидели и Патриарх, и иерархи, и священники, и монахи, как бы справляя свою нужду, задрав вверх одежду и сверкая грешной наготой. Так они остались сидеть, а мы пошли. Среди идущих были люди всякого сословия'.
    Священномученик Михаил Новоселов в одиннадцатом письме к друзьям пишет: 'В вопросах совести и веры любовь и авторитет суть два противоположных, исключающих друг друга в Церкви понятия. Между этими двумя началами невозможны никакие компромиссы. ...Мы, православные, как паства, так и пастыри, усвоили, к сожалению, ложный взгляд католиков на значение авторитета в Церкви. Наша иерархия привыкла смотреть на себя (и привила этот взгляд пастве) глазами римского католика, видящего в своем первоиерархе непогрешимого судью в области веры.
    Этот взгляд на себя нашей иерархии очень ярко выражен в Синодном Послании 1913 года, посвященном рассмотрению вопроса об Имени Божием и обращенном ко 'всечестным братьям в иночестве подвизающимся'. Изрекая строгий, безапелляционный приговор афонитам-имяславцам, Синод исходил из сознания иерархической непогрешимости. Вот что читаем мы в этом Послании: 'Теперь, когда высказалась и Константинопольская и Российская власть, их (имяславцев) дальнейшее настаивание на своем идет уже противоборством истине'.

ПРИДЕТ ГОСУДАРЬ И ВОССТАНОВИТ ПОРУГАННОЕ

    Так, что наша дискуссия не нова. Кстати, именно борьба архиереев против афонских иноков стала одной из главных причин, которые ввергли страну в трясину революций и бесконечных реформ.
    Афонских монахов-исихастов, творящих беспрестанно сердечную Иисусову молитву, назвали еретиками 'имяславцами' и обвинили их в том, что они славят не Бога, а Его имя. Хотя, на полиелее в православных храмах поют: 'Хвалите имя Господне, хвалите раби Господа...'.
    Славить имя Господне призывает нас и пророк Давид в 112 и 134 псалмах. Однако, 800 монахов, архимандритов, схимников вывезли с Афона, сбрили им бороды, а некоторых забили до смерти. Архиереи до того озлобились, впав в ересь против самого Господа, что не помогло даже заступничество за монахов великомученика Государя Императора Николая II, преподобномученицы Елизаветы Федоровны, митрополита Московского Макария. Это была война архиерейской гордости против Истины. Архиереи снова пытались распять Христа.
    Афонские подвижники, претерпевая позор и унижение, пророчески предупреждали, что действия Синода наталкивают Россию на бедствия. Но Синод был не приклонен. Во главе борьбы с монахами стояли хорошо известные нам лица: митрополит Владимир Киевский (его потом первого растерзают большевики, а затем МП прославит, как священномученика за Христа), митрополит Антоний Храповицкий и ученик его - митрополит Сергий Страгородский, возглавившие потом раскол Русской Православной Церкви на два новых церковных образования - МП и РПЦЗ.
    В послесловии к книге схимонаха Илариона 'На горах Кавказа', изданной уже в наши дни, написано: 'истинной, хотя и тайной пружиной имяборческого вдохновения были неправославные воззрения архиеп. Антония Храповицкого'. О митрополите Сергии Страгородском там же читаем следующее: 'В дальнейшем почти все имяславцы отложились от Митрополита Сергия, который ранее, будучи членом Синода, составил Синодальное Послание 1913 года, бросал на пол и топтал ногами разорванную бумажку с именем 'Бог', доказывая этим, что Имя Божие никакого существенного отношения к Самому Богу не имеет'.
    Почти в продолжении ста лет отношения между новыми русскими юрисдикциями трудно назвать православными. Вместо слез покаяния, поиска пути преодоления раскола и возвращения к истокам Русской Православной Церкви между Зарубежной Церковью и Московской Патриархией пылали споры и взаимные обвинения. Объединиться они не могли ни ради Христа, ни ради пролитой крови сонма новомучеников и исповедников Российских. Зато, теперь их объединяет глоболизация, что открывает их принадлежность и подчиненность. Тайное становится явным. Объединение без возвращения молитвы за Царя будет кульминацией фарисейства. А далее, вполне возможно, последует ратификация, до сих пор не анафиматствованной, Баламандской унии 1993 года с католиками.
    Тогда-то и придется покинуть эти образования последним ревнителям, а с ними и Духу Святому. Но, для ревнителей это будет уже не борьба, а вынужденное бегство. А пока 'Русская линия' совершенно спокойно сообщает нам, что архимандрит Августин (Никитин), кандидат богословия, называет еретиками тех, кто католицизм считает ересью. И далее на этом же сайте можно прочитать: 'Кардинал Вальтер Каспер, председатель Папского Совета по содействию христианскому единству, приняв приглашение Конференции католических епископов Российской Федерации, 16 февраля прибудет с визитом в Москву. Во время предстоящего визита Вальтер Каспер будет принят Патриархом Московским и всея Руси Алексием II , а также встретится с председателем Отдел внешних церковных связей Московского патриархата митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом (Гундяевым). Согласно сообщению ИЦ ККЕР, во время встреч будут обсуждаться вопросы экуменического диалога двух Церквей'. Но, к этому православные уже привыкли, или их к этому приучили и принимают такие сообщения спокойно, и отделяться ни от Святейшего, ни от архим. Августина не торопятся.
    История показала, что пророчество афонских монахов исполнилось. Россия претерпела катаклизмы: мировую войну, затем революцию, красный террор, хрущевскую оттепель, а теперь перестройку и глобализацию. А синодалы все сидят и упрямо не хотят покаяться, прославляя гонителей афонских монахов.
    Афонские иноки же не сидели, сложа руки, они несколько раз обращались по инстанциям, а в результате 11 апреля 1914 года своим заявлением они отложились от всякого духовного общения с Всероссийским Синодом. Встает вопрос: где же Истинная Церковь, где находится Христос, среди гонимых монахов или среди гонителей митрополитов? Без решения этого вопроса и без покаяния за содеянное, простит ли нас Господь?
    Иноки не создавали новых церковных образований, в виде, например, афонско-московской патриархии, они до смерти стояли за Единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.
    И нам нельзя и помышлять о создании каких-то новых структур и новых юрисдикций по примеру митрополитов Антония Храповицкого и Сергия Страгородского, ни о нахождении в этих образованиях. Нам нужно покаяться в соучастии в расколе и возвратиться в Великую Русскую Православную Церковь и уверенно стоять в истине, молиться, и ждать, когда же Господь пошлет нам Царя-освободителя: 'Еще молимся о Благочестивейшем, Самодержавнейшем грядущем Великом Государе Императоре Всея России: о державе, победе, пребывании, мире, здравии, спасении Его, и Господу Богу нашему наипаче поспешити и пособити Ему во всех, и покорите под нози Его всякого врага и супостата'.
    Придет Государь, соберет христолюбивое свое воинство из рассеянных верных чад Христовых и восстановит поруганное. Вот тогда дискуссии будут уже излишни. Аминь.
    Прошу Ваших молитв за меня, грешного иерея


 
Константин Душенов
СКАЗКА ПРО БЕЛОГО БЫЧКА И ЗЛУЮ ПАТРИАРХИЮ
 
    Подавляющая часть священников, покинувших МП, 'прозрела' как раз после того, как они подверглись разного рода каноническим прещениям и лишились привычного для себя материального и психологического комфорта.
 

     Бог в помощь, отец Евгений!
    'Русь Православная' уже не раз вступала в полемику с теми, кто проповедует раскол, или скажем мягче, отделение от Московской Патриархии в качестве рецепта для 'духовного выздоровления' русского народа и российского государства. И все аргументы, озвученные Вами в статье 'Быть гонимым, а не гнать', уже не раз публиковались на страницах нашей газеты. Но если Вы считаете, что эта тема все еще нуждается в дополнительном освещении, мы готовы вновь к ней вернуться.

 
 
ИЗ НИОТКУДА В НИКУДА...

    Итак, давайте разберемся по порядку. Сперва о форме нашей дискуссии.
    Да, из Вашей прошлой статьи мы убрали эпиграф и поменяли название. Но где, в какой газете Вы вообще видели статьи с эпиграфом? А давать материалам авторов собственное название - это общепринятая редакционная практика. Так делают во всех газетах. Автору же предоставляется полная свобода, в случае несогласия с этой практикой, прекратить свое сотрудничество с данной газетой...
    Теперь о существе проблемы. Она, на самом деле, предельно проста. Есть благодать Божия в Московской Патриархии, или нет? В зависимости от ответа на этот вопрос каждый русский православный христианин должен решить для себя, где он будет спасать свою душу. Лично я верую и исповедую, что Церковь Христова в лице Московской Патриархии имеет все необходимые благодатные средства для спасения моей души. Поэтому никуда из нее не уйду. Что, впрочем, не мешает мне, по мере сил, бороться с теми недостатками и искажениями богоустановленных церковных правил, которые, конечно, в МП есть. И даже очень есть...
    Вы пишете: 'Я предлагаю иной способ борьбы, который приведет многих к покаянию. И считаю, что путь неучастия в скверных делах - и есть путь спасительных дел Церкви воинствующей'. Неучастие в скверных делах, конечно, похвально. Более того - необходимо для спасения души. Но такое неучастие вовсе не тождественно расколу, который Вы проповедуете! Неучастие в делах тьмы спасительно, а раскол с благодатной Церковью - губителен. И предлагаемый Вами способ - исход из Московской Патриархии 'в никуда', в какую-то невиданную доселе акефалию - есть не что иное, как путь в геенну огненную, который, как известно, устлан благими намерениями.
    'Есть путь, иже мнится человекам прав быти, концы же его приходят во дно адово', предупреждает нас Писание. Боюсь, батюшка, что если Вы не измените своей позиции, то Вас - не дай Бог, конечно - ждет жалкая участь 'духовного бомжа', этакого псевдоправославного 'перекати-поля', который, оторвавшись от своих благодатных духовных корней, обречен неприкаянно бродить 'из ниоткуда в никуда'...
    'Я потрясен случившимся в Нижнем Новгороде' - говорите Вы. Да, случившееся там - ужасно. Но какое отношение это имеет к призывам уйти из Церкви 'на страну далече'? А ведь, Вы, о Евгений, именно это предлагаете своим последователям. Спрошу Вас еще раз: МП благодатна, или нет? Если да, то зачем куда-то уходить? Если нет, то Вы сами не только не священник, но даже вовсе некрещеный человек, ибо и крещение Ваше, и рукоположение были совершены безблагодатными самозванцами, по недоразумению считавшими себя один - священником Православной Церкви, а другой - епископом Христовым.
    Позвольте узнать: Вы сейчас служите Божественные Литургии? Исповедуете кающихся грешников? Если нет, то как Вы собираетесь спасать души своих последователей без Таинств Христовых? Если да, то какого архиерея Вы поминаете, чья апостольская харизма обеспечивает Вам схождение благодати, разрешение грехов на Исповеди и пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы?
    Простите, батюшка, но Ваша аргументация не выдерживает даже самой поверхностной критики. Пытаясь оправдать собственную слабость, собственную неспособность противостоять гонениям, которые обрушились на Вас в Новосибирске, Вы совершенно запутались.
    'Нам нельзя и помышлять о создании каких-то новых структур и новых юрисдикций, - утверждаете Вы.- Нам нужно возвратиться в Великую Русскую Православную Церковь'. А как же Вы собираетесь душу-то свою спасать вне всяких юрисдикций, то есть - называя вещи своими именами - вне церковных стен, вне благодатного Тела Христова? Откуда, из какого источника душа Ваша, находящаяся 'вне юрисдикций' (а значит, и вне общения с церковной иерархией, сохранившей благодать апостольского преемства), будет черпать спасительную благодать Божию?
    И что это за невиданная Великая Церковь, в которую все мы должны 'возвратиться'? И откуда возвратиться? Все это - красивые слова, которые, быть может, и способны произвести впечатление на экзальтированного неофита, но совершенно неубедительны для зрелого христианина, сознательно пребывающего в Церкви ради спасения своей души...

СТРАННАЯ ЛЮБОВЬ

    Мне кажется, что Вы это и сами в глубине души понимаете. Поэтому и вынуждены прибегать к некоторым смысловым подтасовкам, чтобы подвести под свои рассуждения необходимую нравственную базу. Так, например, Вы утверждаете: 'остается одно: наше сопротивление в отделении. А для этого нужна любовь. Ведь придется принести в жертву себя самого, свой комфорт и свои привычки'.
    К сожалению, в реальности все обстоит как раз наоборот. Подавляющая часть священников, покинувших МП, 'прозрела' как раз после того, как они подверглись разного рода каноническим прещениям (зачастую несправедливым и незаконным, но в данном случае это не важно) и лишились привычного для себя комфорта - равно материального и психологического.
    И Вы, о.Евгений, не исключение. Любовь к своей пастве и мужество исповедника вовсе не требовали от Вас бежать из Новосибирска и уходить из МП после первого же серьезного конфликта с правящим архиереем. Что же это за любовь такая, которая молчит до тех пор, пока ее карьера складывается удачно, и начинает вопиять сразу же, как только оказывается ущемленной в привычных благах?
    Согласно Апостолу, 'любовь долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не радуется неправде, все покрывает, все переносит' (1Кор. 13, 4-7). 'Если мы будем иметь такую любовь, - говорит митрополит Иоанн (Снычев), - то не будем замечать греховных немощей ближних своих, а будем видеть только добрые дела, добрые поступки, добрый пример для подражания'...
    Согласитесь, что на этом фоне Ваши ссылки на благоверного князя Александра Невского несколько теряют в своем пафосе и убедительности. Тем более, что такая аргументация - по принципу 'что было бы, если бы' - не имеет никакого смысла в серьезной дискуссии, касающейся конкретных духовных, нравственно-религиозных проблем.
    Что же касается священномученика Михаила Новоселова, то его пример никак не дает Вам права находиться вне общения с Церковью хотя бы потому, но сам Новоселов к тому времени уже был, скорее всего, катакомбным епископом, а если и нет, то уж точно состоял в общении с многими единомысленными ему архиереями, не признавшими Декларацию митрополита Сергия.
    Кроме того, учитывая, что сам Новоселов в предреволюционные годы сделал немало, чтобы раскачать корабль российской государственности (да и Церкви тоже), я бы на Вашем месте не стал ссылаться на столь сомнительный авторитет. Ведь сама по себе мученическая кончина - вовсе не показатель справедливости всех предшествующих действий и суждений человека. Она может быть ниспослана Богом и во искупление предыдущих грехов...

ПРАВИЛА  И  ИСКЛЮЧЕНИЯ

    Столь же неудачна и Ваша попытка обосновать свой призыв к расколу ссылкой на нарушение соборных начал в МП. 'Иерархия патриархии захватила власть силой, ликвидировав Поместный собор, - пишете Вы. - Вот почему верующие в Соборную Церковь должны отложиться от участников 'партсобраний', дабы сохранить себя и попытаться исцелить и их'.
    Соборные начала в нашей современной церковной жизни, действительно, подавлены. И 'Русь Православная' неоднократно писала об этом. Но во всем хороша мера, в критике - тоже. Искажение соборности - вовсе не редкость в истории Вселенской Церкви. А в России Церковь и вовсе 200 лет, после ликвидации Петром I патриаршества, управлялась Синодом, весьма сомнительным с канонической точки зрения. О Соборах же тогда и вовсе никто не заикался. Однако, в течение этих двух веков никому и в голову не пришло превратить сие прискорбное обстоятельство в повод для раскола с Матерью-Церковью.
    Даже если МП никогда больше не соберет Поместный Собор в том виде, в котором он сегодня описан в ее Уставе, никакого канонического нарушения в этом не будет. Строго говоря, церковные каноны вовсе не знают иных соборов, кроме архиерейских. Все Вселенские Соборы были таковыми, а Поместный Собор 1917-18 гг, на который принято ссылаться, являет собой не правило, а исключение.
    Другое дело, что такая позиция московского священноначалия в современных условиях свидетельствует о его отрыве от собственной паствы, о боязни высокопоставленных церковных чиновников встретиться с народом Божиим лицом к лицу, об их неспособности решать животрепещущие проблемы церковной жизни. Осознание этого печального факта - повод для усиленной борьбы за восстановление попранного соборного начала в нашей нынешней церковной жизни, за созыв полноценного Поместного Собора с участием всех церковных 'сословий' - епископата, монашества, белого священства и мирян. Но вовсе не повод для того, чтобы бежать из Церкви неведомо куда, 'дабы сохранить себя'...
    Ну и, наконец, о необходимости корректного использования исторических примеров и аналогий. Обращаясь к истории имяславия, Вы упираете на то, что 'Афонские иноки 11 апреля 1914 года своим заявлением отложились от всякого духовного общения с Всероссийским Синодом'. Но почему-то забываете добавить, что, во-первых, далеко не все имяславцы подписали это заявление, а во-вторых, большинство из них впоследствии восстановили общение с Матерью-Церковью, несмотря на массу проблем и разногласий, остававшихся неразрешенными. Желающие поподробнее ознакомиться с этой поучительной историей могут обратиться к весьма объемному документальному сборнику 'Забытые страницы русского имяславия', вышедшему в издательстве 'Паломник' в 2001 году.
    Подводя итог нашему диалогу, скажу, что чем подробнее Вы излагаете свои аргументы в пользу 'исхода из Московской Патриархии', тем менее убедительными они мне кажутся. Вполне признавая большую нравственную и каноническую значимость поставленных Вами проблем я, тем не менее, не нахожу среди них ни одного достойного аргумента для обоснования такого гибельного 'исхода'.
    Господи, вразуми нас, грешных! Аминь.


 
СПОРНЫЕ ТЕЗИСЫ
 

    Возлюбленная во Христе братия редакции 'Руси Православной'!
    Пишет вам раб Божий Александр Березкин из Германии, Картхаузе. Являясь читателем (и почитателем) вашего несомненно богоугодного вестника, я хотел бы вновь поднять неоднократно затрагивавшуюся наболевшую экклезиологическую тему 'юрисдикций', отчасти в ответ на опубликованную вами статью свящ. Евгения Смольянинова 'Трава иссохшая' ('РП' ? 11-12, 2003).
    Выводом многоуважаемого сибирского иерея было однозначное 'бежать из МП'. Редакция с этим заключением, разумеется, не согласилась. Позволю себе в этой связи высказать собственное мнение.

 

    Если мы исходим из тезиса о еретичестве и неканоничности властных структур МП, то остаются два крайне болезненных вопроса, которые не решить кавалерийским наскоком. Вопрос первый: 'Если архиереи МП суть еретики и незаконно поставлены, то благодатны ли Таинства Церкви, ими управляемой, а если нет, то с каких пор благодать оставила МП?'. Вопрос второй: 'При той же предпосылке, можно ли утверждать, что церковный народ России также, по умолчанию, еретичен и истинной Церковью не является?'. Редко кто формулирует эти вопросы столь однозначно и резко, но суть всегда та же. И третий вопрос, конечно, извечное 'что делать?'.
    По моему слабому разумению отвечать на эти вопросы необходимо, уходить от них - страусиная тактика, которая никогда ни к чему хорошему не приводила. Опыт двух тысяч лет прямого благодатного действия Духа Святаго в Церкви Христовой, проявленного в Священном Предании, учит нас, что подобные вопросы уже неоднократно ставились в Церкви, а именно всякий раз, когда являлись новые ереси.
    От арианства до иконоборчества, если брать случаи 'классические', борьба против ереси сначала шла именно на уровне епископата. Такой-то иерарх захватил такую-то кафедру, окружил себя епископами-единомышленниками, стал распространять ересь в народе... Ситуация знакомая. О безблагодатности управляемых еретиками епархий (т.е. народа) речь отнюдь не шла. После изгнания еретиков с кафедр священников тоже не перерукополагали (кроме случаев с закореневшими в ереси), мирян тем более не перекрещивали. Но наставляли в Истине и епархия продолжала жить нормальной церковной жизнью.
    Иное дело тогда, когда ересь укоренялась в самом народе до такой степени, что целые области упорствовали в заблуждении десятилетиями. Готы -ариане из поколения в поколение - совсем иное дело, чем простой народ из какой-нибуль галльской или малоазийской епархии, где власть захватили еретичествующие епископы всего на пару десятилетий. Разница ощущается совершенно четко, когда читаешь источники.
    Так и в современной Русской Церкви ереси экуменизма, неосергианства, неожидовства и обновленчества явились во-первых не так уж давно, а во-вторых - лишь в лице большинства архиереев и части священства, но отнюдь не всего народа. Потому и следует говорить не о еретичестве или отпадении некоей мифической лжецеркви под названием МП, а о захвате власти в Русской Церкви епископами-апостатами, образовавшими особую властную структуру под названием МП и до сих пор не сумевшими совратить в ересь большинство верных. Ведь если стоящие в Истине будут идентифицировать Русскую Церковь с епархиальными управлениями и канцеляриями Патриархии, то такая экклезиология ни к чему кроме отчаяния или 'метания по юрисдикциям' не приведет.
    А если мы спокойно (легко сказать...) признаем, что Русская Поместная Церковь остается Православной Церковью, но что в ней власть (вернее, земную видимость власти) захватили волки в овечьих шкурах, называющие себя архиереями и соблазняющие народ, все встанет на свои места. Церковь стоит и Таинства в Ней совершаются.
    Только приходится искать окормления у таких архиереев и священников, кто хоть канцеляриями и не располагает, но об Истине ревнует. А потом, даст Бог, с силами соберемся и соборно изгоним лжепастырей (ведь это всего-то от силы сотня епископов, а нас сколько? миллионы!), и восстановится истинная иерархия, как уже многажды бывало в Церкви.
    А уж как решить вопрос кафедр, занятых еретичествующими, то будем молиться об очищении Церкви Русской от волков иудействующих, и пошлет Господь нам силы соборные, и одолеем супостатов.
    С любовью о Христе, р.Б. Александр.
     berezkin@mail.ru