Русь Православная

номер 79-80 за январь-февраль 2004 г.

Проблемы русского православия

Священник Георгий АНДРЕЕВ

КТО И КОГДА УПРАЗДНИЛ ПОМЕСТНЫЙ СОБОР?
Заказчики и разработчики ныне действующего церковного Устава
 незаконно отменили положения, касающиеся прерогатив Поместного Собора,
превратив его из руководящего в совещательный орган
и сделав практически невозможным его созыв.
Таким образом они произвели, по сути дела, захват власти,
совершили переворот в управлении РПЦ.
Причиной этого является властолюбие московской церковной бюрократии,
которая рвется заменить собой
 подлинного и единственного Главу Церкви - Иисуса Христа, Бога нашего.

Одной из важнейших проблем современной церковной жизни является искажение ее соборных начал. Дошло до того, что некоторые считают, будто такой важнейший церковный орган, как Поместный Собор, теперь упразднен и созываться больше не будет.
Так ли это?
Если смотреть на дело с формальной точки зрения, то он может быть созван. Однако фактически Поместный Собор, как институт церковной власти, можно сказать, ликвидирован. Чтобы убедиться в этом, взглянем на историю вопроса и проведем краткий сравнительный анализ церковно-правовых актов, определяющих устройство церковного управления.


УЩЕРБНАЯ СОБОРНОСТЬ

Итак, в 1988 году состоялся Поместный Собор Русской Православной Церкви, приуроченный к празднованию 1000-летия Крещения Руси. На этом Соборе был принят 'Устав об управлении Русской Православной Церкви'. Этот главный нормативный акт РПЦ гласил: 'В Русской Православной Церкви высшая власть в области вероучения, церковного управления и церковного суда - законодательная, исполнительная и судебная - принадлежит Поместному Собору. Собор созывается Патриархом (Местоблюстителем) и Священным Синодом по мере надобности, но не реже одного раза в пять лет, в составе архиереев, клириков, монашествующих и мирян' (пункты 1-2 раздела II Устава-1988).

Таким образом, согласно Уставу 1988 года Поместный Собор в Русской Православной Церкви обладает высшей властью во всех трех ее разновидностях: законодательной (вероучение), исполнительной (церковное управление) и судебной (как высшая церковно-судебная инстанция). Это и понятно: церковно-каноническое право не знает либерально-демократического принципа разделения властей, поэтому в компетенцию высшего церковного органа должен входить сразу весь комплекс властных полномочий.

Созываться, в соответствии с Уставом-1988, Поместный Собор должен по меньшей мере один раз в течение пяти лет. Однако, несмотря на эту вполне определенную церковно-правовую норму, вплоть до настоящего времени (а с тех пор прошло уже пятнадцать лет) Поместные Соборы не созывались, если не считать того, который был проведен в 1990 году для выборов нового предстоятеля Церкви после смерти Патриарха Пимена. В течение всего этого времени проходили лишь Архиерейские Соборы, да и те не так уж часто (во всяком случае, реже одного раза в два года, как было предусмотрено Уставом-1988).

В 1997 году состоялся Архиерейский Собор, на котором, помимо прочего, было принято решение о передаче вопроса о канонизации Царской Семьи на рассмотрение Поместного Собора, который было решено созвать в 2000 году, то есть в год празднования 2000-летия со дня Рождества Христова. Однако 18 июля 1999 года, когда до назначенного времени оставалось совсем немного, на заседании Священного Синода по неназванной причине было решено вместо Юбилейного Поместного Собора провести в 2000 году Юбилейный Архиерейский Собор.

Напомним, что главное отличие Архиерейского Собора от Поместного заключается в том, что, как следует и из самих названий этих церковных органов, участниками первого могут быть только архиереи, а в деятельности второго могут принимать участие, помимо архиереев, священники, диаконы, монашествующие и миряне. Другими словами, на Поместном Соборе представлена вся Поместная Церковь (в данном случае - Русская Православная), весь соборный церковный организм, что именуется и полнотой церковной, являющейся действительной хранительницей истины. Правда, сегодня в официальных церковных документах понятие 'полнота церковная' совершенно недопустимым образом - как у католиков - применяется для обозначения лишь церковной иерархии (см., например, посвященное 'проблеме ИНН' Послание Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II от 19 февраля / 4 марта 2001 г.).

Итак, спрашивается: разве 2000-летие Христианства - меньший повод для созыва Поместного Собора, чем 1000-летие Крещения Руси? Да и предусмотренный действующим тогда церковным Уставом обязательный пятилетний срок давно истек: к тому времени Поместные Соборы не созывались целое десятилетие.

В чем же причина такой внезапной перемены решения о созыве Поместного Собора? Перемены не только внезапной, но к тому же еще и спорной с юридической точки зрения, ибо решение о проведении Поместного Собора принял Архиерейский Собор, а отменил это решение Священный Синод - орган нижестоящий по отношению к Архиерейскому Собору и подотчетный ему. Не в том ли причина, что на Поместном Соборе церковной общественностью со всей остротой могли быть поставлены многие насущные вопросы современного церковного бытия, а именно: целесообразность (точнее, нецелесообразность) дальнейшего участия Русской Православной Церкви в экуменическом движении (пребывание в составе Всемирного Совета Церквей и т. д.); отношение православных христиан к поголовному присвоению цифровых имен и соответствие этих процессов пророчествам Апокалипсиса; неообновленчество и модернизм внутри Церкви; прославление Святых Царственных Мучеников во главе сонма новомучеников и исповедников российских?
 

ПОЛЗУЧИЙ ПЕРЕВОРОТ

Царь Николай II и члены его Семьи на Юбилейном Архиерейском Соборе все же были прославлены, но только не как мученики или великомученики, а как страстотерпцы, чем в угоду иудеям подчеркивается отрицание ритуального характера убийства Царской Семьи жидами.

Но что еще хуже, так это то, что на Соборе был незаконно отменен Устав 1988 года, принятый, напомним, не Архиерейским, а Поместным Собором. Получается, что опять нижестоящий орган отменил решение органа вышестоящего, что противоречит элементарной юридической логике. Архиерейский Собор не имел права отменять Устав, а только вносить поправки к нему, да и те 'с последующим утверждением Поместным Собором' (п. XV.3 Устава-1988).

Взамен отмененного Устава на Архиерейском Соборе 16 августа 2000 года был принят другой документ - 'Устав Русской Православной Церкви', который определил: 'В Русской Православной Церкви высшая власть в области вероучения и канонического устроения (о церковном управлении и церковном суде, то есть о высшей исполнительной и судебной власти теперь уже не говорится! - Г.А.) принадлежит Поместному Собору' (п. II.1 Устава-2000).

Общий юридический анализ положений Устава-2000 показывает, что Архиерейский Собор по своим полномочиям поставлен на место Поместного Собора (и, в каком-то смысле, на место Патриарха). Поместному Собору новый Устав оставил решение только вопросов 'вероучения и канонического устроения' (что, в общем-то, и так давно уже определено и сформулировано и не требует особого властного урегулирования), все остальные вопросы (реальной) церковной власти отнесены к компетенции Архиерейского Собора.

Устав-2000 называет Архиерейский Собор 'высшим органом иерархического управления Русской Православной Церкви' (п. III.1), чего не было в Уставе-1988. То есть, по сути, Устав-2000 объявил Архиерейский Собор носителем высшей исполнительной церковной власти, разве что понятие 'высшее церковное управление' в тексте нового Устава лукаво заменено на понятие 'высшее иерархическое управление'. Возможно, по логике его разработчиков 'иерархическое управление' - это 'церковное управление' минус 'каноническое устроение'. В любом случае, поскольку в отношении Поместного Собора уже не говорится о 'высшем церковном управлении', делаем вывод о передаче этого вида власти Архиерейскому Собору.

Что касается третьего вида церковной власти - судебной, то Устав-2000 прямо называет Архиерейский Собор 'высшим церковным судом' (пп. III.5 и VII.4). Поместный Собор новым Уставом вообще исключен из числа церковно-судебных органов (см. п. I.8). Устав-1988 содержал норму о том, что Поместный Собор является последней судебной инстанцией, правомочной рассматривать догматические и канонические отступления в деятельности Патриарха и принимать решение о его отстранении и уходе на покой (пп. II.6-7); Архиерейский Собор был первой инстанцией по таким делам (п. III.6). Подменяющий же Устав 1988 года документ (незаслуженно называемый 'ныне действующим Уставом 2000 года') объявил Архиерейский Собор первой и последней инстанцией, правомочной судить Патриарха без Поместного Собора! (пп. III.5 и IV.12).

Иначе говоря, сделана попытка внесения в церковно-правовые отношения чуждого им светского принципа разделения властей. Архиерейский Собор теперь являет собой, по аналогии с государственными структурами, некое подобие Правительства и Верховного суда, только объединенных в одном органе.

Что касается сроков созыва Поместного Собора, то Устав-2000 не предусматривает для этого вообще никаких временных рамок, а предоставляет Архиерейскому Собору право по своему усмотрению решать вопрос о том, когда должен быть созван Поместный Собор (п. II.2). Патриарх и Священный Синод, согласно Уставу-2000, могут теперь созвать Архиерейский Собор только 'в исключительных случаях'. При этом норма, устанавливающая сроки созыва Архиерейского Собора, осталась: в соответствии с пунктом 2 раздела II Устава-2000 Архиерейские Соборы созываются не реже одного раза в четыре года. Заметим здесь, что по апостольским правилам Поместный Собор должен созываться дважды в год (правило 37).

И еще одна важная деталь. Здравый смысл подсказывает, что Устав, принятый Архиерейским Собором вместо Устава, принятого на Поместном Соборе, должен вступить в действие только после его утверждения последним. Но нет, разработчики Устава-2000 объявили, что новый Устав обязателен для всей Русской Православной Церкви и вступает в силу сразу после принятия (раздел ХVIII).

Более того, Устав-2000, опять же вопреки всякой юридической логике, содержит норму о том, что принимать Устав РПЦ и вносить в него изменения и дополнения отныне вправе только Архиерейский Собор (пп. III.4 и ХVIII.3). Поместный Собор - безусловный носитель высшей власти в Поместной Церкви - разработчиками нового Устава совершенно лишен такого права.

Правда, в преамбуле Устава-2000 говорится о его утверждении на Поместном Соборе, но какой в этом смысл, если новый Устав 'вступил в действие после принятия' (преамбула), безо всякого утверждения, а Поместный Собор, согласно этому же Уставу, не имеет права вносить в него какие-либо изменения или вообще отменить его?

По Уставу-1988 Поместный Собор утверждал все постановления Архиерейского Собора (п. II.5-1988). Согласно Уставу-2000 Поместный Собор утверждает только те постановления Архиерейского Собора, которые относятся исключительно 'к вероучению и каноническому устройству' (п. II.5-2000). Получается, что решения Архиерейского Собора по остальным вопросам являются окончательными и не подлежат не только пересмотру (отмене, изменению или дополнению), но и утверждению Поместным Собором.

Исчез в новом Уставе и присутствовавший в старом пункт (п. III.4-1988) о подотчетности Архиерейского Собора Поместному, что также свидетельствует о том, что именно Архиерейский Собор стал фактическим высшим церковным органом. Вместо этого в Уставе-2000 появился пункт III.4, демонстрирующий границы власти (вернее, безграничность таковой) Архиерейского Собора - от утверждения новых общецерковных наград до принятия церковного Устава и создания, реорганизации и ликвидации Самоуправляемых Церквей, Экзархатов и епархий.
 

КОМУ ВЫГОДНО?

Устав-2000 - это лжеустав. Уже только потому, что он не был одобрен Поместным Собором, то есть всей полнотой Русской Церкви. Этот документ не имеет права на существование ни по церковному, ни по светскому праву. Тем не менее, мы все послушно руководствуемся им, да и государство без тени сомнения зарегистрировало этот незаконный документ.

Доподлинно известно, что архиереи - участники Архиерейского Собора 2000 года даже не были предварительно ознакомлены с материалами, вынесенными затем на голосование, в том числе и с проектом нового Устава. Материалы не были разосланы архиереям заранее, чтобы они имели возможность изучить их и сформулировать свои замечания и поправки к проекту; не раздали их даже при регистрации уже приехавших участников Собора. Так что архиереи голосовали вслепую, получив проекты документов непосредственно перед голосованием. Известно также и то, что разработкой Устава-1988 руководил митрополит Кирилл (Гундяев), что позволяет выдвинуть предположение о его причастности и к составлению незаконного Устава-2000.

Кому же все это было нужно? Не следует забывать о том, что в периоды между Архиерейскими Соборами церковное управление осуществляет Священный Синод (п. V.1-2000), прерогативы которого новым Уставом, кстати, тоже значительно расширены. Отменил этот Устав и подотчетность Священного Синода Поместному Собору (см. п. V.2-2000). Умаление роли Поместных Соборов в жизни РПЦ, а также увеличение продолжительности межсоборных периодов для Архиерейских Соборов с двух (1988 г.) до четырех (2000 г.) лет позволяет постоянным членам Священного Синода чувствовать себя более свободно и править практически безконтрольно, ни с кем не считаясь. Вот почему в 1999 году члены этого 'митрополитбюро' не остановились даже перед тем, чтобы отменить уже объявленный Поместный Собор!

И до сих пор представители высшей церковной иерархии ничего не говорят о возможности созыва Поместного Собора, намеренно избегая даже упоминания о нем, как будто такого органа не существует вовсе. Даже такой важный вопрос церковной жизни, как объединение с Русской Зарубежной Церковью, как сказал в одном из своих интервью митрополит Кирилл (Гундяев), будет 'вынесен для обсуждения на ближайшем Архиерейском (и только! - Г. А.) Соборе'.

Напрашивается вывод: Поместный Собор 'списан за ненадобностью', поскольку глас народа Божия синодальные администраторы слышать и учитывать при принятии решений не желают. Если архиереи (точнее, постоянные члены Священного Синода, которые реально руководят работой Архиерейского Собора и готовят его решения, о чем прямо сказано в Уставе-2000: см. пункт 3 раздела III) не пожелают созвать Поместный Собор, то он и не будет созван, и все это будет на вполне 'законных' основаниях.

Сколько-нибудь внимательное изучение Устава-2000 приводит к убеждению, что его составители сделали все возможное, чтобы, при формальном сохранении самого института Поместного Собора - 'на бумаге', его нельзя было бы реально созвать. В то же время они постарались выстроить в Уставе такую юридическую конструкцию, чтобы Поместный Собор, если он вдруг каким-то образом все-таки будет созван, не имел бы никаких властно-правовых инструментов для реального руководства жизнью Церкви. Большего уже сделать было нельзя: ведь не вычеркнешь же совсем этот традиционный церковный орган из Устава, даже если и очень этого хочется.

Итак, можно признать, что в 2000 году Поместный Собор, как канонический институт, действительно был упразднен, и почти никакой надежды на его созыв у нас не остается. Безусловно, этим наносится ощутимый удар по главному принципу церковного управления - соборности.

Церковь соборна по самой своей природе, поэтому в Символе Веры Святые Отцы назвали Ее не только Единой, Святой и Апостольской, но и Соборной. Соборность - это важнейшая основа церковного бытия, существенное свойство Церкви Христовой. По слову святителя Иоанна Златоустого, 'Церковью именуется собрание и собор' (Толкование на псалом 149). В этом заключается один из основных екклезиологических постулатов: все члены Церкви совместно составляют некий постоянный собор народа Божия, который является 'защитой веры' (Ответ Восточных Православных Патриархов папе Пию IX. 1848 г.).

 'Кротость, учение и сама жизнь наша, - писал св. Киприан Карфагенский еще на заре христианской эры, - требуют, чтобы предстоятели, собравшись с клиром в присутствии народа, распоряжались во всем по общему согласию'. И святитель Василий Великий учит, что 'постановления касательно Церкви принимаются теми, кому доверено Ее управление, а утверждаются самим народом' ('Письмо гражданам Никопольским').

Редактор газеты 'Русь Православная' Константин Душенов по этому поводу справедливо замечает: 'История свидетельствует: несмотря на то, что правом личного решающего голоса на Соборах пользовались всегда только епископы, однако коллективное согласие или несогласие клира и народа имело для соборных определений также решающее значение. Епископату в Церкви искони принадлежит arbitrium (решение), тогда как народу и пресвитерам - consensus (согласие). И если arbitrium епископов не подтверждается consensus'ом всей Церкви, то любое их соборное постановление является недействительным' ('Русь Православная', ?3-4, 2003 г.).

Соборный уклад предполагает участие в церковном делании всех членов Церкви, начиная от епископов и кончая рядовыми мирянами - народом Божиим. Более того, именно народ Божий является фундаментом соборности, без которого немыслима полноценная деятельность церковной иерархии. Наиболее ярким и зримым проявлением, венцом соборности Святой Апостольской Церкви является в настоящее время Поместный Собор - высший, благодатный орган церковного управления.

'В строении жизни церковной участники - не одни только верхушки, а все тело церковное, - писал в 1928 году священномученик Иосиф, митрополит Петроградский, - и раскольник тот, кто присваивает себе права, превышающие его полномочия, и от имени Церкви дерзает говорить то, чего не разделяют остальные его собратия' (Письмо Митр. Иосифа Петроградского архим. Льву (Егорову). 1928 г. // Акты П. Тихона, с. 561).

'Православная Церковь всегда устраивала свою жизнь посредством Соборов, - говорит афонский старец Паисий. - Если Синод в Поместной Церкви или Духовный Собор в монастырях не работает правильно, то, говоря на словах о православном духе, мы имеем дух папский. Православный дух такой: каждый должен высказывать и фиксировать свое мнение, а не молчать ради страха или чести - чтобы быть в хороших отношениях с Предстоятелем Церкви или настоятелем монастыря' (Блаженной памяти старец Паисий Святогорец. Слова. Том 1. С болью и любовью о современном человеке. М., 2002).

Учитывая все сказанное о незаконности Устава 2000 года, вряд ли будет большим преувеличением сказать, что заказчики и организаторы принятия этого документа, отменив положения, касающиеся прерогатив Поместного Собора, превратив его из руководящего в совещательный орган и сделав практически невозможным его созыв, произвели, по сути дела, захват власти, совершили переворот в управлении РПЦ. И причиной этого, очевидно, является властолюбие той части епископата, которая решила стать главой Церкви, заменив собой подлинного и единственного Ее Главу - Христа.

Как тут не вспомнить известное пророчество оптинского старца Анатолия (Потапова): 'Ереси распространятся повсюду и прельстят многих. Враг рода человеческого действовать будет с хитростью, чтобы, если возможно, склонить к ереси и избранных. Он не станет грубо отвергать догматы о Святой Троице, о Божестве Иисуса Христа, о Богородице, а незаметно станет искажать переданное Св. Отцами и от Святого Духа учение Церкви, самый дух его и уставы, и эти ухищрения врага заметят немногие, наиболее искусные в духовной жизни.

Еретики возьмут власть над Церковью, всюду будут ставить своих слуг, и благочестие будет в пренебрежении: Это духовные тати, расхищающие духовное стадо, и войдут они во двор овчий - Церковь 'перелазя инуде', как сказал Господь, то есть войдут путем незаконным, употребляя насилие и попирая Божии уставы: Узнавай их, сих волков в овечьей шкуре, по их горделивому нраву, сластолюбию и властолюбию: это будут клеветники и предатели, сеющие вражду и злобу: '.

Что же нам делать? Бороться! Нам всем необходимо бороться за восстановление принципа соборности. Это позволит решить многие проблемы: обличить и изгнать отступников и еретиков-экуменистов, пресечь расколы, выстроить канонически безупречные отношения с государственной властью, остановить втягивание Церкви в процессы антихристовой глобализации.

Церковь сильна своей соборностью, и именно в соборности - спасение Руси! Дело борьбы за очищение Русского Православия и возрождение Православного Самодержавия следует начать как раз с подготовки Поместного Собора, безотлагательного проведения которого народ Божий вправе требовать от священноначалия.

Да поможет нам Бог!

Священник Георгий Андреев

  *   *   *