Русь Православная

номер 79-80 за январь-февраль 2004 г.

Плоды апостасии

ПОДБОРКА ПУБЛИКАЦИЙ НИЖЕГОРОДСКИХ ГАЗЕТ

ЕПАРХИЯ СОДОМСКАЯ И ГОМОРРСКАЯ
Нижегородское епархиальное начальство продолжает покрывать
священника-содомита, совратившего мальчика-алтарника

'Русь Православная' в своих электронных выпусках уже дважды обращалась к этой теме. К сожалению, ход дела свидетельствует, что епархиальное начальство во главе с епископом Георгием (Даниловым) решило 'до последнего' покрывать священника-извращенца. Вопреки очевидным фактам, защищая 'честь мундира', нижегородские священнослужители неуклюже пытаются выгородить своего 'собрата'. При этом даже самые рьяные его защитники в частных разговорах признают, что факт совращения имел место.

Отцы наши, пастыри православные! Где же ваша совесть, где ревность о чистоте Церкви Христовой, где забота о нравственном здоровье паствы!? Ужели вы забыли, что Сам Господь строго спросит с нерадивых наемников, а паче того - с волков в овечьих шкурах, терзающих овец Его - это 'малое стадо' православных христиан 'последних времен': Увы нам, увы:

Сегодня 'РП' знакомит своих читателей с подборкой местных нижегородских газет, посвященных этой теме.


'Новое дело' 26-30 декабря 2003 г

В прошлом номере мы опубликовали материал журналистского расследования, в кортовом говорилось о том, что верующая нижегородка Нина Селиванова обвинила настоятеля собора Александра Невского отца Валентина в совращении своего малолетнего сына

НАСТОЯТЕЛЕМ СОБОРА АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО
СТАЛ ЕПИСКОП ГЕОРГИЙ

По словам Селивановой, она привела своего второклассника-сына Сашу к отцу Валентину еще в 1991 году. Протоиерей сделал мальчика служкой и на протяжении нескольких лет сожительствовал с Сашей, постепенно приучая его к мысли, что гомосексуализм - это нормально. Чтобы подавить волю мальчика, священник, по ее словам, использовал психотропные напитки.

Все это время христианка Нина Ивановна отказывалась верить в происходящее, пока сын после исповеди в Оптиной пустыни не признался ей во всем.

Два года мать пыталась найти правду в Нижегородской епархии, но ее обращения оставались без ответа.

Отчаявшись, месяц назад Нина Ивановна подала заявление в прокуратуру Нижегородской области, подробно и откровенно написав о проделках священнослужителя и заявив, что священник искалечил жизнь ее мальчику.

 

Почему комиссия опоздала на два года?

В Нижегородской епархии тотчас же была создана специальная комиссия для проверки изложенных в жалобе фактов, а отца Валентина согласно церковным канонам временно отстранили от должности настоятеля собора Александра Невского. На комиссию была приглашена и сама Нина Селиванова, где нижегородское духовенство мягко, но настойчиво упрашивало прихожанку забрать заявление из прокуратуры.

- Епархиальная комиссия не нашла никаких подтверждений вины отца Валентина, - сообщил нам тогда руководитель протокола Нижегородской епархии отец Андрей. - Мы разговаривали с мальчиком, он не совсем адекватен.

Однако Саша сказал нам, что с ним никто из епархии не разговаривал, домой к Селивановым никто из священников также не приезжал. Зато детский врач-психотерапевт, наблюдавшая Сашу, характеризовала нам его совсем иначе:

- Мальчик пережил сильнейший психологический стресс. Саша очень впечатлительный человек, со слабой нервной системой, очень переживательный, - сообщила нам она. - Теперь представьте, что ему уже со школьной скамьи прививали противоестественный образ жизни, приучали к пороку с девяти лет! Подрастая, он начал понимать, в какую грязь его окунули, сверстники стали дразнить его 'гомиком'. А он никак не мог понять, в чем здесь его вина, что в нем 'не так'.

Отсюда сильнейшие нервные срывы, направленная внутрь себя агрессия, которая повлияла на физиологические процессы, - одно время у мальчика были спазмы, нарушения речи, судороги конечностей. Но несмотря на сильную психическую возбудимость, Саша нормален в той степени, о которой можно говорить. Мальчик сознательно не перенял навязываемую ему модель полового поведения. Сейчас он учится, общается с другими ребятами... Я считаю, что все попытки выставить его ненормальным не имеют под собой оснований'.

...В общем, доверять, наверное, стоит именно этим словам специалиста, который разговаривал с Сашей, а не словам отца Андрея, который мальчика в глаза не видел.

 

Зачем освятили храм?

После публикации материала в редакции целый день раздавались звонки от взволнованных прихожан собора Александра Невского: 'Вы знаете, что в день святого Николая Угодника перед молебном храм был освящен заново? Святой водой окропили алтарь и стены храма внутри и снаружи! Где это видано, чтобы храм освящали заново?!'

Как объяснили нам в отделе церковных связей Московской Патриархии, храм можно заново освятить после какого-либо крупного события, например, капитального ремонта или отстройки после пожара. Но никакого пожара, а тем более ремонта в соборе не было, он так и стоит с голыми стенами. Тогда зачем понадобилась эта процедура?

Прихожане собора также сообщили нам, что бывший настоятель Валентин Сазанов, скорее всего, в собор Александра Невского не вернется. Наиболее воинственно настроенные верующие пообещали, что если 'папа Валя' вернется, они устроят в храме демонстрацию протеста.

Видимо, эти настроения почувствовали и в епархии. Настоятелем собора Александра Невского стал сам епископ Георгий (собор в перспективе может приобрести статус кафедрального, то есть главного храма епархии).

А теперь давайте проследим за логикой развития ситуации. Прихожанка обвиняет отца Валентина в страшном грехе содомии. Спешно созданная епархиальная комиссия не находит никаких доказательств вины священника. С юридической точки зрения, Валентин Сазанов также невиновен (по жалобе Селивановой новой прокуратурой еще не принято никакого решения, а виновным человека можно признать только по решению суда). Однако протоиерея сначала временно отстраняют от службы, а потом и вовсе задвигают куда-то в тень. Храм окропляют святой водой, видимо, чтобы вернуть ему благодать Божию, и новым настоятелем храма становится сам владыка.

Мы не хотим становиться на чью-либо сторону, но все произошедшее говорит о том, что в деле Валентина Сазанова что-то нечисто.

Денис Романюк

 

 

'Новое дело' 29 января - 4 февраля 2004 года

ЗАГОВОР СВЯЩЕННИКОВ
По вопиющему случаю совращения мальчика священником официальные органы
до сих пор не приняли никаких решений
 

Власть, огромные деньги и безнаказанность

'Уважаемая редакция газеты 'Новое Дело'!

Примите нашу благодарность за статью о настоятеле храма Ал. Невского. В наше смутное время, когда многие высокопоставленные иерархи 'дружат' с не менее высокопоставленными чиновниками, - это уже проступок!

Что касается о. Валентина, то как священнослужитель он всегда пользовался непререкаемым авторитетом, но его нравственный облик весьма далек от христианских идеалов. Это знают все, кто сталкивался с ним по работе и совместному служению. Конечно, открыто его уже никто не обличал, боясь лишиться работы в наше жестокое время. Власть, огромные деньги и безнаказанность, связи с власть предержащими - вполне достаточные аргументы для тех, кто попробовал бы выступить против него.

Будучи настоятелем и председателем братства Ал. Невского, о. Валентин жаловал исключительно своих фаворитов, остальных же он просто не замечал (в лучшем случае), унижал и оскорблял клириков, которые заслуживают уважения как пастыри, окормляющие огромный приход, как высокообразованные и духовные люди. Недоступный, неприкасаемый, любящий только самого себя, безразличный к нуждам других, вопреки своим блестящим проповедям - вот портрет пастыря душ и телес наших.

В последнее время братство оказалось в затруднительном финансовом положении (по чьей вине, можно только догадываться). Самое лучшее, что мог придумать о. Валентин, - это снять значительную часть окладов со своих подчиненных. А оклады эти были и без того мизерные, о них даже стыдно писать.

Конечно, на благосостоянии самого настоятеля это никак не отразилось. Беззаветная любовь к деньгам, его барские замашки и патологическая жадность были видны всем. Помимо отпуска батюшка не раз за год выезжал на курорт за границу, часто пропадал на дачах у своих спонсоров.

Его фаворит алтарник Василий, тот самый 'второй', о котором упоминается в статье и письме Н.И. Селивановой и который перехватил пальму первенства у первого в борьбе за любовь настоятеля, сейчас служит алтарником в Сормовском соборе и преуспевает.

Этот красивый и голубоглазый подросток имел неограниченную власть в соборе. Он следил за каждым шагом священнослужителей, клеветал, был готов на любую подлость. Жаловаться на Валентина о. Василию было не только бесполезно, но и опасно. Ответной реакцией настоятеля была злобная ярость в адрес обвинителя.

Однако когда голубоглазый блондин только что перешагнул порог храма, он произвел впечатление тихого, скромного, даже забитого мальчика. Но не прошло и года, как на глазах у всех с этим простоватым тинэйджером произошла жуткая метаморфоза.

Такое перерождение, думается, произошло не без помощи любящего настоятеля. 'Нежная отеческая любовь'и вседозволенность духовно растлили этого 'баловня судьбы' и принесли свой горький плод.

Борьба за любовь настоятеля этих двух жертв-алтарников, их ненависть друг к другу была известна всем. Ну а о. Валентина это забавляло, а их драки в алтаре, похожие на бои двух петушков, доставляли ему видимое удовольствие и тешили его тщеславие.

Даже абстрагируясь от обвинения, выдвинутого этой несчастной матерью, можно ничтоже сумняшеся сделать вывод: о. Валентин растлил души этих детей.

Работники и прихожане храма'

 

В двух номерах нашей газеты мы писали о скандале в Нижегородской епархии. Нина Ивановна Селиванова (имя и фамилия изменены по этическим соображениям) обвинила высокопоставленного священника Валентина Сазанова в страшном грехе - совращении и многолетнем сожительстве с ее малолетним сыном Сашей. Чтобы встречаться с Сашей, настоятель сделал его своим служкой.

После того как мать отнесла заявление в прокуратуру Нижегородской области, в епархии разразился скандал. Верующую вызывали 'на ковер' к высшему нижегородскому духовенству и мягко, но настойчиво рекомендовали забрать заявление: 'Бог ему судья!' Одновременно была создана специальная епархиальная комиссия, которая проверяла достоверность слов матери. Расследовавшие эту щекотливую ситуацию священники никакой вины протоиерея Сазанова не нашли. Может быть, потому, что с матерью и ее сыном, которому искалечили всю жизнь, никто из служителей не разговаривал.

Сам протоиерей о. Валентин по велению епископа Георгия моментально был отстранен от должности, настоятелем собора стал сам владыка. Фанатично преданные Сазанову прихожане организовали в храме сбор подписей в защиту бывшего настоятеля, но петицию отказались подписывать даже некоторые служившие в одном храме с Сазановым батюшки.

Заметьте: вся эта суета началась, несмотря на то, что прокуратура Нижегородской области не предъявляла никому никаких обвинений. Органы следствия всего лишь проводили предварительную проверку по жалобе Селивановой.

О том, что творится сейчас с этой жалобой, мы расскажем в конце заметки. А пока процитируем вам некоторые письма наших читателей, откликнувшихся на публикации.

 

'Красивые мальчики для него - как охота на лис'

'Благодарим редакцию газеты 'Новое Дело' за очень актуальную в наше время публикацию о содомите Сазанове. Допущены некоторые лексические неточности, но они суть проблемы не меняют.

Сазанова Валентин Степановича, ныне заштатного протоиерея, мы знаем давно. Красивых мальчиков отлавливать - для него что охота на лис. Про него знают верующие, что он содомит. Знают всех парней, которых он искалечил физически и морально. Мальчики, которых совратил он по их молодому неразумению, стесняются об этом говорить, им же жить надо, и это понятно.

Сазанов осознанно занимался растлением малолетних, взрослые ему не по плечу, он, бесстыжий, знает, что несовершеннолетнего можно запугать, чтобы мальчик молчал.

Знают о Сазанове-содомите священники, но говорить не рискуют, так как у Сазанова покровители в епархиальном управлении. За длинный язык хорошему священнику городской приход сразу заменят на медвежий угол. Какому священнику хочется ехать за 200-300 километров? Вот и молчали.

Слава о Сазанове как содомите идет давно.
Спасибо редакции за правду и смелость.

Читовская Людмила Юрьевна,
Творогова Евдокия Александровна'

 

'Все знают о содомите и молчат...'

'Спасибо редакции за принципиальную позицию в выявлении и изобличении скверны в Александро-Невском соборе! Главное, что все прекрасно знают о Сазанове-содомите и молчат, прикрываясь пресловутым неосуждением священства. В старые крепкие русские времена этого бы извращенца паства разорвала в клочья, а сегодня кругом лукавые увертки.

А между тем в местах лишения свободы немало есть осужденных за совершение уголовных преступлений представителей черного и белого духовенства. Но в Нижнем привыкли все прикрывать и замазывать. Поэтому безнаказанным ушел из нашего Печерского Вознесенского монастыря иеромонах Александр (Каменев), ограбивший и ославивший древнюю обитель Нижнего: была публикация в местной прессе 'Воровская обитель'. И практика безнаказанности глубоко внедрилась и узаконилась в деятельности епархии, неся лишь вред авторитету православия и Русской Церкви. Еще раз спасибо редакции за правое дело!

С искренним уважением

В.Г. Цветков'

 

 

 

Заявление Селивановой приняли и зарегистрировали в прокуратуре Нижегородской области 25 ноября 2003 года. По уголовно-процес-суальным нормам предварительная проверка может длиться до одного месяца, после чего решается вопрос: возбуждать уголовное дело либо вынести отказ по жалобе.

Если бы областная прокуратура по прошествии месяца возбудила против обвиненного в педофилии священника уголовное дело, мы бы это поняли. Если бы Селивановой отказали, сообщив, что в действиях протоиерея нет состава преступления и все ее слова - клевета и наговор, мы бы это тоже поняли. Однако происходит нечто странное: прокуратура молчит.

Как нам стало известно, жалоба Селивановой стала корчевать из одного отдела в другой. Мать и ее сына никто не опрашивает. В прокуратуре Нижегородской области говорят, что спустили жалобу по месту жительства Селивановых - в Автозаводский район. Но в Автозаводской районной прокуратуре нам отвечали, что никто по этому факту не работает и материалов по Селивановой никто не видел.

Нина Ивановна дала нам рабочий телефон следователя облпрокуратуры, который вроде бы занимается ее делом. Наш звонок этого следователя сильно удивил: 'Я не работаю по заявительнице с такой фамилией!' Потом мы узнали, что материалы переправлены в Канавинскую прокуратуру (на территории Канавинского района находится собор), а затем и вовсе ушли в прокуратуру Городецкого района.

Скорее всего, материалы ушли в Городецкий район, потому что там находится деревенька Бледны, где расположен детский православный лагерь и куда отец Валентин возил маленького служку.

Однако в прокуратуру Городецкого района материалы также еще не пришли. Наверное, царит обычная бюрократическая неразбериха: прокуратуры отфутболивают щекотливое дело соседям, кто-то не ставит визу, плохо работает почта, сроки предварительной проверки продлили еще на какое-то время... Но нам важно знать, что проверка все-таки худо-бедно продолжается.

В другой вариант почему-то не хочется верить...

Роман Кряжев

P.S. Если верить Нине Ивановне (а у нас пока нет оснований ей не верить), недавно она вновь добилась аудиенции Владыки. Епископ Георгий, выслушав ее, сказал: 'По нашим грехам нам даются такие священники. И не нам их судить'.
Наверное, он прав. В первой половине фразы.

  *   *   *