Русь Православная

номер 69-70 за март-апрель 2003 г.

Плоды апостасии

Алексей ЩЕРБАКОВ

БУРЕВЕСТНИК ГИГИЕНИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
Или кто такие 'практикующие гомосексуалисты'

Уважаемая редакция!
Посылаю вам для публикации материал из далекого Магадана. Он связан со скандалом, который учинил у нас в городе столичный лектор-гастролер, дьякон и 'богослов' Андрей Кураев. Нужно заметить, что позиция сего 'богослова' по ряду вопросов довольно часто радикально отличается от истин православного вероучения. Ему и Святые Отцы не указ, и Каноны для него - не свод незыблемых правил, а всего лишь сборник устаревших документов, нуждающихся в пересмотре и изменении.

Но даже на этом фоне его заявления, сделанные недавно в Магадане, выглядят беспрецедентно скандально.

Одно из своих выступлений Кураев посвятил роли женщины в Церкви, предварив его обещанием рассказать, почему в наше время женщинам уже необязательно соблюдать церковные правила относительно одежды и косметики. По ходу лекции, к удивлению многих присутствующих, профессор духовной академии продемонстрировал поразительную осведомленность в особенностях женских циклов, а также сопутствующих этим циклам проблемах.

Выяснилось, что ему прекрасно известно, как тяжело было женщинам до так называемой гигиенической революции, когда не было не то чтобы привычных сегодня прокладок и тампонов, но даже элементарного нижнего белья. То ли дело сейчас! Теперь, по словам лектора, женские проблемы перестали быть проблемами окружающих. Никого не беспокоят 'неприятные запахи' и не смущают 'кровяные следы' на полу храмов. Да и у самих женщин ноги уже не 'прилипают к полу' как в былые времена.

Так к чему теперь запреты на посещение церкви в 'критические дни'? Разговаривать в церкви женщинам тоже можно, и не только разговаривать, но и проповедовать. А то, что говорил Апостол Павел в отношении жен - не более чем 'педагогика', применимая к тому периоду времени, когда не было тампонов и прокладок. Теперь же, ворвавшаяся в нашу жизнь 'гигиеническая революция' окончательно устранила еще одно препятствие на пути женщины к равноправию.

Но не станем посвящать читателя во все подробности поднятого Кураевым вопроса, ибо это не самое странное из того, что прозвучало на этой лекции.

Самое странное произошло после завершения основного монолога, когда начали поступать записки с вопросами из зала. в этот момент из зала поступила реплика, относящаяся к уже упомянутому интервью из журнала 'Факел' ?9 2002 г. В этом интервью на вопрос, может ли гомосексуалист быть православным священником, Кураев ответил буквально следующее: 'Да, может. При условии, если он, как и человек нормальной сексуальной ориентации, умеет контролировать свое влечение'.

Понятно, что такой ответ не может не вызвать недоумение у всякого нормального человека и он, что вполне естественно, захочет удостовериться, нет ли в журнале ошибки. И если никакой ошибки нет, потребует исчерпывающих объяснений по поводу позиции, допускающей совместимость содомии и благодати. Тем более, вопрос этот касается даже не столько самого дьякона, сколько доброго имени всей православной Церкви.

Но каково же было удивление аудитории, когда Кураев, нисколько не колеблясь, подтвердил свои высказывания по этому вопросу, ответив: 'Совершенно верно и очень просто. Это реальный факт церковной истории'. Но тут в ситуацию снова решительно вмешался епископ Феофан: 'Стоп. Я хочу внести ясность как епископ. Не может гомосексуалист по канонам церкви стать священником. И одно дело икономия - он может молиться, каяться, но священником быть не может'.

Вынужденный уступить авторитету епископа, Кураев, тем не менее, попытался возразить: 'Практикующий гомосексуалист'. Но правящий архиерей настоял на своем: 'Не будем дискутировать. Это ответ правящего епископа, отвечающего за паству. Еще раз повторяю: гомосексуалист не может быть священником, а если таковой будет уличен и его вина будет доказана, он подлежит извержению из сана. Все'.

На этом лекция завершилась, породив в умах смущенных слушателей целый ряд нелицеприятных вопросов. По какому праву дьякон, вооружившийся упаковкой женских гигиенических прокладок, пытается пересматривать церковные каноны? Что вообще происходит с нашей Церковью, если между правящим архиереем и официальным богословом стал возможным спор на 'острую' тему гомосексуализма? И наконец, что заставляет Кураева столь лояльно относиться к пороку, в ветхозаветные времена каравшемуся смертью?



Алексей Щербаков

  *   *   *