Русь Православная

номер 69-70 за март-апрель 2003 г.

Религия и политика

"РУСЬ ПРАВОСЛАВНАЯ"

РУССКАЯ ИДЕЯ КАК СИНТЕЗ ИДЕАЛОВ

После публикации в 'Руси Православной' (? 9-10 за 2002 год) беседы К.Душенова с профессором Юрием Савельевым 'Я заслужил право на искренность', посвященной проблемам т.н. 'русского социализма', мы получили много заинтересованных откликов.

'Давно в патриотическом движении витает мысль о необходимости объединения всех русских патриотов - православных, коммунистов, националистов - в единый кулак, - пишет нам В.Макарцев из Нижнего Новгорода. - Почивший в Бозе митрополит Петербуржский и Ладожский Иоанн одним из первых стал пробивать брешь в этом направлении, различая среди коммунистов патриотически настроенных русских людей и космополитов. Савельев же в интервью, которое он дал вашей газете, сказал об этом открыто и ясно. И я его полностью поддерживаю.

Мы должны отсечь от патриотизма тех, которые вбивают клин между русскими. Что может быть у нас общего с теми коммунистами, которые грозят Православию? Как можно найти общий язык с теми православными, что предают анафеме идею общежития (то есть истинный коммунизм) вышедшую из недр христианства? Какие нити могут связывать нас с теми, кто отрицает национальные особенности народов, в том числе и русского?

Именно здесь, в синтезе этих идеалов следует искать 'русскую идею'. В синтезе, а не в подавлении одной идеей других. Нам, стороникам такого союза, просто жизненно необходимо общение. Почему бы вам не организовать сайт по этой теме? Единственным условием участия в этом сайте должен стать запрет на участие в нем всех, кто не поддерживает эту идею: у них тысячи, десятки тысяч своих сайтов, где они поносят нас последними словами. Зачем же нам метать бисер перед свиньями.? Захотят почитать - пусть приходят и читают. Но участвовать в нашей полемике? Пусть идут своей дорогой...

А общения нам и своей среде хватит. Вот например, у нас в Нижнем есть очень интересный человек - первый секретарь нижегородского обкома КПРФ доктор философских наук профессор Бенедиктов. Его родной дед, священник, канонизирован в 2000 году на Архиерейском Соборе в сонме новомучеников: он был расстрелян в 1937 году. Видите какие неожиданные, казалось бы, повороты? У Бенедиктова есть работа по агиографии, это человек, судьбой своего рода пришедший к мысли о необходимости объединения православных, коммунистов, националистов в единое целое.

Уважаемая редакция 'РП'! Я очень надеюсь, что между нами никогда не прекратиться терпеливый диалог'.

Полностью разделяя такую надежду, сегодня мы публикуем беседу главного редактора 'Руси Православной' с первым секретарем нижегородского обкома КПРФ Николаем Анатольевичем Бенедиктовым.

'РП'

  •  
     

 

Николай БЕНЕДИКТОВ, Первый секретарь Нижегородского обкома КПРФ

ПРЕОДОЛЕТЬ РАЗРЫВ НЕЛЕГКО, НО МЫ - РУССКИЕ!
Осознание взаимных интересов требует от коммунистов и православных специальных и целенаправленных мер для умаления взаимных претензий.

Беседа главного редактора "РП" К. Душенова с Первым секретарем Нижегородского обкома КПРФ
и внуком новосвященномученика, доктором философских наук профессором Н. А. Бенедиктовым


ПОЛИТИКА И ЦЕРКОВЬ

К.Душенов: Николай Анатольевич! В какой форме, на Ваш взгляд, возможно сегодня политическое сотрудничество коммунистов и православно-патриотического движения? Почему КПРФ в своих официальных документах до сих пор ни разу не назвала православных патриотов в числе своих возможных союзников? Всех называло - и профсоюзы, и молодежное движение, и ветеранские организации, а православных - ни разу? Даже в НПСР нет православных представителей, хотя уж там-то, как говорится, "всякой твари по паре"...

Н.Бенедиктов: Прежде всего, хочется отметить, что православие и коммунизм имеют единую ценностную основу - одинаково высоко оценивают социальную справедливость и труд, сочувствуют униженным и оскорбленным, надеются на братство людей. Когда в свои коммунистические выступлениях я включаю слова Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, то никто и никогда не замечает никаких разрывов.

Общность коммунистических настроений и учений вселенских Отцов Церкви очевидна. И вся русская философия объединена не только диалектикой, но и призывом к социальной справедливости. Именно так: не к равенству, но к социальной справедливости. Даже такие антикоммунисты, как Иван Солоневич, говорят о братстве людей на основе социальной справедливости. Политическое сотрудничество коммунистов и православных патриотов как раз на этой базе и возможно.

Что этому мешает? В масштабах страны сегодня нет крупных православно-патриотических организаций. В областях, тем не менее, удается объединяться - назову Краснодарский край. Владимирскую, Брянскую области. Если в коммунистической среде совершенно явно выделилась одна доминирующая организация КПРФ, то в православной среде период раскола, разброда и шатаний пока не прошел, а у самой Церкви - как у социальной организации - нет четкой политической позиции.

Я хорошо понимаю, что Церковь вовсе и не обязана иметь такую позицию, у нее другие задачи. Однако не вижу и массового народно-патриотического русского православного движения, подобного хотя бы Черной сотне начала ХХ века.

В коммунистической среде, соответственно, тоже нет единой позиции по отношению к православию. Часть коммунистов не может отрешиться от атеизма, часть вспоминает о неправославных по происхождению коммунистах (татарах, евреях и т.п.). И за этим есть своя правда.

Выступая как-то в Петербурге на патриотической конференции, я напомнил слова Александра III о том, что у России нет друзей, есть только армия и флот. Что тут началось! Выступления армян, белорусов и т.д., о том, что им-де это обидно, они любят русский народ. Мне пришлось объяснять, что если мы будем ждать, пока на помощь к нашей армии подойдет батальон дружественных армян, то нас разобьют окончательно, что русские в первую очередь должны рассчитывать на самих себя и т.п.

Нам нужны взаимное терпение и взаимная работа по преодолению непонимания. Так, в Горьком более 10 лет ежегодно проводятся православно-рождественские чтения, проводятся конференции "Диалог мировоззрений" с участием православных и коммунистов. Однако преодолеть разрыв не легко. В Нижнем Новгороде в составе НПСР два года было православно-патриотическое общество "Отчизна", но в конце концов эта организация вышла из НПСР, причем даже мои хорошие личные отношения с В. Ф. Калентьевым (руководитель "Отчизны") не смогли этому помешать. На встрече с активистами "Отчизны" мне пришлось выслушать ряд претензий к коммунистам по поводу неверия, непонимания "мистического смысла" монархии и т. п. Священнику даже пришлось призывать к порядку, стыдить неофитов, недавно переступивших порог храма, за то, что они так легко берутся судить ближнего своего.

Нечто похожее происходит и в коммунистической среде. Противники союза с православием указывают на Путина и Ельцина, чувствующих себя в церкви, как дома, на откровенную поддержку иерархами нынешней антинародной, антирусской власти и т.п. Кстати, весьма показательно, что в области международной политики русофилами являются только коммунисты, других друзей русского народа там не найти. И наоборот: к сожалению, православие вовсе не гарантирует дружеских отношений с Россией. Об этом - по отношению к болгарам, например, - писал еще митрополит Вениамин (Федченков). Об том же свидетельствует и румынская политика на протяжении всего ХХ века.
 

НЕ ОТБОЛЕВШЕЕ

К.Д.: Центральны издания КПРФ, такие как "Правда", по прежнему время от времени печатают откровенно антиправославные материалы. Наряду с этим, иногда публикуются и вполне приличные статьи на церковные темы. С чем связан такой разнобой?

Н.Б.: Разнобой в партийной печати по отношению к православным связан с общей неясностью в партии с этим вопросом. И опять повторюсь - не  уверен, что это легкий вопрос. Напомню хотя бы канонизацию Николая II. Нам в нашей области бросалось в глаза - за этот акт выступал небезызвестный Немцов, и, он, конечно, прямо использовал весь шум вокруг Николая 11 в антикоммунистических целях. А вот усопший митрополит Нижегородский Николай (Кутепов) неоднократно выступал по телевидению, объясняя свое отрицательное отношение к канонизации последнего императора.

Вообще, надо сказать, что за последнее десятилетие отношение людей к коммунистам изменилось в лучшую сторону. Отпали многие обвинения в их адрес, однако обвинения в репрессиях против Церкви до сих пор разыгрывается очень основательно. И если для меня - первого секретаря обкома КПРФ и потомка православного священника, в 1937 году расстрелянного, в 1957 реабилитированного, а в 2000 причисленного к сонму святых - это обвинение не отменяет коммунистической правды, то далеко не для всех это так.

Это не отболевшее мешает единству, требует внимательного и осторожного отношения, а у газетных редакторов, увы, наблюдается явный недостаток таких качеств. Особенно в тех случаях, когда они публикуют 'острые' материалы "за" и "против". И все же мне кажется, что в партийной среде растет понимание того, что основные "несущие конструкции" коммунистической партии несут на себе многовековой "знак качества" русского православия.

К.Д.: Тема "русского социализма" довольно активно обсуждается в патриотической среде в последние годы. При этом чаще всего под этой формулой понимается соединение антибуржуазных, антикапиталистических лозунгов социальной справедливости с пафосом русского национально-освободительного движения. Что мешает современным коммунистам сделать "русский социализм" своей официальной идеологией?

Н.Б.: Что мешает? Позвольте, в ответ я процитирую программу КПРФ, принятую в апреле 1997 года на IV съезде. Там сказано: "возрождение нашего отечества и возвращение на путь социализма неразделимы. История вновь оставляет народам нашей Родины тот же выбор, что и в 1917  и в 1941 году: либо великая держава и социализм, либо дальнейший распад страны и окончательное превращение ее в колонию. Можно смело утверждать, что в своей сущности "русская идея" есть идея глубоко социалистическая".

Как видите, ничто не мешает. Единственное, что сдерживает - нервная реакция ряда малых национальностей - ингушей, татар, калмыков, и т.п.

К.Д.: Почему же тогда русская тема так робко звучит в выступлениях лидеров КПРФ? Ведь в Думе прошлого созыва, где компартия с союзниками и попутчиками имела большинство, вполне можно было принять и закон о защите русского языка, и закон о статусе русского народа, и многие другие аналогичные, остро необходимые законы. Что помешало это сделать?

Н.Б.: В вопрос заложена неточная позиция. Дума прошлого созыва не имела коммунистического большинства, поэтому предложить закон о защите русского языка коммунисты могли, но провести его нам бы не удалось.

На пути 'русских' законов всегда особенно много препятствий. Вот и сейчас, даже после того, как закон о русском языке прошел 5 февраля 2003 года Государственную Думу, он был отклонен Советом Федерации. Но обратите внимание: все эти законы "о русском" всегда поддерживаются левыми (КПРФ и аграриями), всегда отклоняются правыми (СПС и "Яблоко"), редко поддерживаются центром и всякий раз встречают резкую реакцию нерусских депутатов (Сафиулин, Буратаева, Мяки и т. п.)

Добавьте сода позицию президентской команды и Совета Федерации - и вы поймете, почему у нас до сих пор нет ни закона о русском народе, ни закона о защите русской культуры: И все же Зюганов, да и другие лидеры КПРФ постоянно поднимают русскую тему в своих выступлениях.

К.Д.: Как, на Ваш взгляд, можно преодолеть очевидный кризис доверия, существующий между православными и коммунистами? Как соединить огромный политический ресурс КПРФ с громадным нравственным, духовным потенциалом Русского Православия?

Скажу заранее, что мой личный опыт общения с руководством компартии свидетельствует: несмотря на очевидные симпатии целого ряда ее лидеров к русской национальной тематике, полноценное раскрытие ее потенциала наталкивается на ожесточенное сопротивление мощной группировки партийного генералитета, состоящей из людей, бесконечно далеких от всякого национального самосознания.

Н.Б.: Взаимное непонимание православных и коммунистов, к большому сожалению, действительно существует. Со стороны коммунистов это связано и с атеистической позиции партии в прошлом (сегодня, как я уже говорил, атеизма в программе КПРФ нет), и с лицемерным братанием нынешних обитателей Кремля с церковным руководством, и с нерусской фамилией патриарха, некоторыми его заявлениями, с канонизацией Николая II, поддержкой многими церковными иерархами антикоммунистических фигур на региональных выборах, награждением таких фигур церковными орденами и т.д.

Со стороны православных, думаю, такое недоверие проистекает из двух обстоятельств. Во-первых его питают воспоминания о репрессиях против Церкви, имевших место в прошлом столетии. Во-вторых, это следствие захлестывающей Церковь волны новообращенных.

Последнее мне кажется очень серьезным. Церковь явно не успевает  "переварить" неофитов, недавно переступивших порог храма. В нашей области лет 15 назад было 45 церквей, а сегодня - около 500. Значит, 9 из 10 прихожан - новенькие, и многие из них, не разобравшись толком даже в церковном вероучении, берутся судить окружающих направо и налево. Думаю, что в этих условиях Церковь будет очень болезненно переживать соблазн "медными трубами", ибо они - эти "трубы" - звучат очень сладко, но на деле имеют обыкновение втягивать людей в мирскую суету, заставляя действовать под влиянием моды, самолюбия, желания "оседлать волну" и т.п.

Есть и еще одна проблема. Среди неофитов и даже церковных пастырей велик процент людей неправославных по культуре, по происхождению и воспитанию - евреи, немцы, западные украинцы и т.п. Я видел немало таких. Вспоминаю одного аспиранта, который консультировался у меня по филологической стороне Символа веры, объяснял при этом, что он очень православный, а через год я увидел его пастором в лютеранской церкви. К сожалению, это не единичный случай. В этом мне видится большая проблема, ибо такая публика, естественно, чаще всего не склонна к патриотизму и коммунизму. И судя по некоторым наблюдениям, та же болезнь захлестывает и православную церковь за рубежом - достаточно сослаться на книгу Н.Зернова или Г.И.Литвиновой о русских в США.

Думается, что осознание взаимных интересов требует от нас - равно коммунистов и православных - специальных и целенаправленных мер для умаления взаимных претензий и подчеркивания родства, ибо "не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, которого не видит?"
 

ЗРЯЧИЕ И СЛЕПЫЕ

К.Д. :Честно говоря, слышать евангельские цитаты из уст секретаря обкома компартии довольно странно. Ведь что ни говори, а евангельское учение говорит нам о Боге, царство Которого 'не от мира сего', а коммунизм весь ориентирован на решение земных, политических и социальных проблем.

Н.Б.: Коммунистов часто обвиняют в том, что под видом коммунизма они хотят построить царство Божие на земле, и тем самым отрицают царство Божие на небесах - то, которое 'не от мира сего'. Но сегодня вряд ли можно найти коммуниста, считающего, что коммунизм сам по себе позволит решить все проблемы. При любом социальном устройстве в человеческом обществе останутся и болезни, и экологические, и технические, и межличностные проблемы.

Однако, почему же нельзя сделать мир более справедливым? Например, более милостивым к детям, которые ни в чем не виноваты, а несут тяготы того бестолкового и гнусного состояния общества, в которое его привели старшие? Уповать на Господа можно и должно, но для чего же нас наделили свободой воли и выбора? Разве не для того, чтобы мы сами устраивали свое земное житие? Разве не в этом наш долг?

И второе. Так ли уж коммунисты забыли о будущей жизни (о 'царстве не от мира сего')? Разве не свидетельствует о противоположном такой общеизвестный факт, как массовое самопожертвование коммунистов во время войны? Разве не сказано в Евангелии, что нет выше любви, чем если кто положит душу "за други своя"? Разве Александр Матросов - детдомовец, а значит, лишенный влияния Церкви, но закрывший амбразуру своим телом, не ближе к праведникам, нежели румынский солдат-фашист - православный и воцерковленный?

Во время Отечественной войны коммунисты и верующие были в одних рядах. Из 5 миллионов членов партии погибло в боях 3! Разве это не знак стойкости и готовности отдать жизнь за ценности не приземленные (если угодно - неземные)?! Разве мы забыли евангельскую притчу об отце и сыновьях, которую, на мой взгляд, должно было бы заучить всем наизусть; отец сказал сыновьям: пойдите и сделайте. Один сказал "сделаю", но не пошел и не сделал, а другой сказал: "не сделаю", но пошел и сделал. Так кто настоящий сын, кто ближе к отцу (Отцу небесному)? Не тот ли, кто жизнью и делом своим утверждает правду и справедливость? Или тот, кто говорит правильные слова, но не делает? Ответ известен.

В данном случае я говорю это для того, дабы предостеречь верующих от соблазна взять на себя функции судьи. Ведь не зря православные прячут нательный крестик, а не выставляют его наружу! Для верующего существует дополнительный орган чувств, позволяющий чувствовать Бога. У неверующего его нет. Поэтому истинно православное отношение к неверующему у всякого христианина должно быть, как у зрячего к слепому, как к человеку несчастному, обделенному. Так что не стоит подчеркивать его бедственное положение выпячиванием своего креста. Об этом учат великие церковные богословы, так это существует и в народном сознании.

И еще одно замечание. Нынешнее несчастье России многие русофобы истолковывают не только как знак неправедности коммунизма, но и как подтверждение несостоятельности православия. Часто пишут о том, что-де Византия дала нам порочную веру, поэтому мы и слабы сегодня. Надо было, дескать, князю Владимиру выбрать ислам или католицизм. Вот тогда бы Русь зажила! По этой логике, если нас завоевали язычники (монголы), то нам надо стать язычниками. Если Рим (США) силен, то давайте возьмем веру сильного, хоть он и гнусен, и неправеден!

История Руси и русского православия знает и великие взлеты, и мрачные падения. На самом деле - и мое убеждение основывается на моих профессиональных знаниях, ибо я всю жизнь занят теорией истории и ее смыслом, - падение историческое, национально-государственное на Руси всегда сопрягалось с падением нравственности. Возгордилась Русь, пошел брат на брата, утеряла совесть и веру, и тогда наступали смутные времена (Батый, Лжедмитрий, февральская революция 1917-го и 'демократическая' 1991-го года). И наоборот: восстановление державной мощи Руси всегда было следствием духовного возрождения.

У нас есть все для достойной, материально обеспеченной жизни - гигантская территория, реки, море, леса, недра, красивый и талантливый народ. Нам нужно только толково соединить все это со справедливым общественным строем, твердым государственным порядком, основанном на совести. А это требует определенного строения души. И как только правильное, истинно русское соотношение ценностей в народной душе победит, это придаст нам неодолимую силу. Так кристаллизатор, попадая в насыщенный раствор, вызывает мгновенную реакцию. Образно говоря, в нашу жизнь, обогащенную огромным драматическим опытом ХХ столетия, нужно вложить ядро многовековой русской духовности - мы получим великолепный кристалл русского социализма.


Сейчас Сам Бог (или 'историческая необходимость' - кому как больше нравится) готовит на Руси этот насыщенный раствор. И наша задача - этому содействовать. Ведь мы - русские!

  *   *   *