Русь Православная

номер 69-70 за март-апрель 2003 г.

Тревожный сигнал

Константин ВОЛОДИН

АТАКА НА КОЛОКОЛА
 

Уважаемая 'Русь Православная'!
Прошу Вас внимательно отнестись к полученной статье, так как проблема на самом деле серьезная. Обновленчество с разных сторон лезет в нашу Церковь и не обходит ни одной области церковной жизни.
В православной прессе уже поднимался вопрос об обновленческом движении в области церковных звонов нашей Церкви, где говорилось о нарастающей угрозе подмены церковных колоколов металлическими пластинами, называемыми 'плоские колокола' или 'била', которые имитируют, а вернее - пародируют звук настоящих колоколов. Хотелось бы вернуться к этой теме и более подробно рассмотреть все аспекты этой далеко не безобидной проблемы

С уважением, Константин Володин,
звонарь храма Ризоположения г. Москвы

В первую очередь необходимо выяснить главные вопросы: кому и для чего это нужно? Кто хочет исказить колокольный звон фальшивыми звуками? Кому звон колоколов мешает и не дает покоя? Ответ очевиден: враг рода человеческого ненавидит все Церковное. Все, что в Церкви исполняется по Уставу с благоговением и усердием, разжигает в нем нестерпимую злобу и ненависть. Он не переносит ни Богослужения, ни молитв верующих, ни святые иконы, ни колокольный звон. А потому стремится все стороны Церковной жизни осквернить, исказить и сделать фальшивыми, чтобы их святость не мешала ему губить души человеческие и готовить свое воцарение.

Вот он, отец лжи, и хочет вместо ненавистных ему колоколов, которым при освящении дается сила против духов злобы поднебесной, развесить на колокольнях металлофоны с целью искажения колокольного звона. Но просто так люди менять колокола на пластины не будут, для этого их надо каким-то образом обмануть и убедить, что это полезное и нужное дело. Вот тут враг начинает действовать уже через людей, своими давно испытанными средствами. Одним из видов этих средств являются деньги - тот идол, который ныне правит миром и все глубже с разных сторон влезает, увы, даже в церковную жизнь.

Слишком много посторонних и случайных людей, зачастую совсем неверующих, почувствовав безнаказанность своих действий, доброту и терпимость верующих людей, пользуются Церковью, как прикрытием для достижения своих ненасытных финансовых аппетитов. Создаются различные общества, центры и тому подобные структуры, под видом которых идет бойкая финансовая деятельность отдельных лиц, которые при этом считают себя столпами церковной жизни, будучи на самом деле обыкновенными перекупщиками, спекулянтами или бездарными плагиаторами.

Именно таких коммерсантов использует враг для претворения в жизнь своих разрушительных идей. Этими бизнесменами налажено массовое производство 'плоских колоколов', которые при поддержке лукавой рекламы потихоньку распространяются по нашим храмам и монастырям, заменяя своим гулом колокольный звон. А людей убеждают, показывая им всяческие графики и таблицы, что эти пластины звучат лучше настоящих колоколов, что все нормально, бояться нечего - это просто возрождение старинных бил.

Расчет очень прост. Эти металлофоны назвали 'билами' специально для того, чтобы в случае возмущения людей таким беззаконием, можно было бы этих же людей обвинить в выступлении против традиций Церкви, прикрываясь древним русским названием. Но понятие 'било' очень неопределенное и расплывчатое, потому что билом при желании можно назвать практически любую доску, бревно, железку и даже камень абсолютно любой формы и размера, по которым можно производить удары чем-либо для созыва или оповещения людей.

Называя свои металлофоны 'билами', коммерсанты тем самым убивают сразу двух зайцев. Во-первых, этим названием они усыпляют бдительность людей, потому что настоящие била в Церкви существуют (Афон, Синай, Иерусалим) и всегда можно на это сослаться, а во-вторых, они оставляют себе возможность для оправдания, так как по отдельности эти пластины (опять же при желании) можно назвать билом. Но в наборе из нескольких штук, подобранных по звукоряду, эти пластины церковными билами не являются, как не являются они и никакими 'плоскими колоколами', потому что колокол бывает только настоящий, объемный, а плоскую железку как колоколом не называй, она им не станет! Это все равно, что сказать 'плоский шар'. Абсурд!

До появления этих металлофонов таких понятий, как 'звонница из бил' или 'плоские колокола' в нашей Русской Церкви вообще никогда не было. Все это сейчас насаждается искусственно, с целью искажения одной из сторон церковной жизни. Вот и спрашивается, зачем нам что-то менять, и вводить какие-то новые инструменты вместо колоколов? Зачем нам 'плоские колокола'? Тем более, что люди, которые нам их навязывают, только для обмана называют их билами, чтобы их покупали. Но настоящие, старинные церковные била не такие.

Во-первых, старинные церковные била никогда не имели своей целью имитировать звук колоколов. Это был абсолютно самостоятельный, к тому же очень примитивный инструмент. От него не требовалось высокой красоты звука, ни тем более какой-то определенной ноты. Главное условие - это чтобы его было слышно. Во-вторых, било использовали всегда только одно - или малое, или большое, как и читаем у Н. Оловянишникова в его книге 'История колоколов и колокололитейное искусство'. Он дает такое определение церковному билу: 'Било или билцо - металлическая или деревянная доска, около сажени длиной, в которую бьют особой колотушкой. Различали два била - великое и малое, малое носили в руке, большое вешали на столбах'.

Но русский человек любит во всем простор и красоту! И когда приходилось выбирать: звонить в колокола или стучать колотушкой по доске, всегда выбирали первое. Колокольный звон своей красотой и мелодичностью пленил душу русского человека. И звон колоколов стал постепенно распространяться по Русской земле, вытесняя примитивные била. Русские мастера научились отливать прекрасные колокола. Лучше русских колоколов не было нигде. Колокольный звон по праву стал одной из святынь и неотъемлемой частью Русской Православной Церкви! А била со временем и вовсе прекратили использовать за ненадобностью, хотя кое-где они еще оставались, но в основном, как дань старине.

Дело в том, что колокольный звон универсален в своем роде. Он в полной мере соответствует всем требованием Церкви. Колоколами можно благовестить, трезвонить бесконечно разнообразно, исполнять Пасхальные, водосвятные, встречные, погребальные и другие звоны. Можно вызванивать молитвы, различные перезвоны, переборы и многое другое. Колокольный звон предусмотрен церковным уставом в особые моменты Божественной Литургии. А било очень ограничено в своих возможностях, им не исполнить и десятой доли того, на что способны колокола. Это была одна из причин, по которой отказались от примитивных бил. И если нам говорят, что новоявленные пластины - это возрожденные старинные била, то возникает вопрос: почему же они во всем абсолютно другие?

Если уж возрождать, то в том виде, как и было, а если нам предлагают совершенно другое, то это уже не возрождение, а что-то новое. Чтобы это понять, достаточно посмотреть, что пишет один из лидеров и главный идеолог этого обновленческого движения, самый крупный перекупщик колоколов (кстати, атеист) господин Шариков В.Г., который, является руководителем Колокольного центра при храме Николая Чудотворца в Заяицком. Цитирую: 'Вот почему у нас в России (а на Западе уже давно) все больше и больше стали применять 'плоские колокола' в оркестрах, театрах и т.д. для воспроизведения колокольных звонов. Почему же храмам и монастырям не иметь такие била для православного звона, они ведь легче и дешевле бронзовых классических колоколов в десятки и сотни раз!'

Ну, вот пусть в театрах на этих пластинах и играют! А наши колокольни не концертные площадки, на которых можно играть, на чем попало. В Церкви существуют определенные уставы, и есть вещи, которые никто не вправе менять по своим прихотям или из-за личной коммерческой выгоды. В этом высказывании г. Шарикова ясно проглядывает его финансовая заинтересованность. Тем более, что Колокольный центр создан им для одной единственной цели - перекупки и перепродажи колоколов, А курсы звонарей служат как прикрытие, или, говоря по современному, 'крыша' для его бурной коммерческой деятельности.

Ребята, которые там занимаются, ничего и не подозре-вают, а после окончания курсов невольно становятся рекламными агентами г. Шарикова. Безотходное производство! Так, что организованная им реклама и продажа металлофонов, которые он называет 'плоские колокола' или 'била', яв-ляется всего лишь дополнительным финансовым потоком в карман, лично Шарикову. А к возрождению старинных церковных бил это не имеет, ни какого отношения.

Несмотря на это сочиняются целые симфонии для игры на таких металлофонах. А главная концертная площадка - это колокольня старооб-рядческого храма на Рогожском кладбище, где джазовый музыкант Паша Маркелов в свободное время исполняет на колоколах и 'билах' свои астральные мелодии, которым дает пафосные названия типа "Апокалипсис". Очень странно, что старообрядцы, которые ратуют за строгое сохранение и соблюдение традиций, позволяют такое безобразие у себя в храме.

Людям говорят, что эти 'била' гораздо дешевле настоящих колоколов. И что плоское 'било', при сравнительно небольших размерах, дает ноту большого колокола. Но при этом лукаво умалчивают о том, что новоявленные 'плоские колокола' звучат более-менее прилично только при условии слабых ударов молотка, потому что при усилении удара происходит очень сильное искажение звука, похожее на звук крышки от кастрюли. Поэтому, показывая покупателю эти 'била', бьют по ним тихонько, чтобы человек не понял главного, что для колокольни они не годятся.

Чтобы давать мощный, красивый, благозвучный, низкий по тону звук, нужна большая масса и объемная форма, которая бы этот мощный звук держала. А это может обеспечить только колокол. Что касается ноты, то ноту любого колокола, пускай и самого большого, можно воспроизвести на многих музыкальных инструментах. И все дело не в ноте, а в звуке, который будет давать эту ноту. Если с колокольни ударить в настоящий колокол, а потом в 'плоский', то сразу станет понятно, что это абсолютно разные звуки, хотя нота у них будет одинаковая.

Вот еще одно откровение господина Шарикова по этому поводу: 'Специалистами давно доказано, что спектры их звучания аналогичны. Так как они оба относятся к ударным идиофонам, т.е. ударным музыкальным инструментам с самозвучащим телом, и колокол рассматривается как то же било, но только более сложной формы'. Ну, что же, если господин Шариков со своими специалистами не видят разницу между колоколом и пластиной, очень жаль, а для верующего человека церковный колокол был, есть и будет неотъемлемой частью церковной жизни и сравнивать спектр его звучания с различными железками нет никакой необходимости.

Вообще инструментов с самозвучащим телом довольно много - это колокол, рында, било, гонг, металлофон, ксилофон, литав-ры, различные тарелки, колокольчики и многое другое (кстати, колокол из них является самым совершенным и благозвучным.). Но это еще не значит, что они похожи и взаимозаменяемы. Все они относятся к ударным идиофонам и на графиках спектры их звучания будут отчасти похожи, так как у каждого из них есть свои обертона и своя продолжительность звука. Но это относительное подобие будет только на бумаге, на практике же все выглядит по другому. Так же, как на балалайке нельзя исполнить скрипичную партию, хотя оба эти инструмента струнные, так же и инструменты с самозвучащим телом - каждый имеет свой звук и свое назначение.

Неудивительно, что в подавляющем большинстве храмов, где во время звона колоколов используют 'била', никому из верующих людей это не нравится, так, как звук 'била' только портит колокольный звон. Но у господина Шарикова на этот счет свое мнение. Читаем: 'Била могут использоваться как с обычными колоколами, так и самостоятельно без них. Нарушается ли при этом Устав Богослужения? Думается, нисколько!'. Может быть господин Шариков расскажет нам, когда это на Святой Руси было, чтобы во время колокольного звона играли на металлофонах? Ему видите ли думается, что он может решать, что и как должно звучать с наших колоколен.

По поводу традиций звона можно обратиться на Афон, где до сих пор есть и колокола и била, только настоящие церковные била, а не те фальшивки, которые нам навязывают. Так вот: там колокола и била звучат всегда отдельно друг от друга. Или стучат в било (одно), или звонят в колокола. До сих пор на Афонском подворье в Москве, соблюдая традиции Святой Горы, до звона колоколов ходят по двору и стучат в деревянное било, а потом звонят в колокола. Всё отдельно.

И то, что эти разные звуки не смешивали, вовсе не случайно. В этом есть духовный смысл. Вот что пишет Афонский Святогорец, в одном из своих писем, о колоколах и билах: 'Слабые звуки дерева и железа напоминают нам неясные, таинственные речи пророков Ветхого Завета, а шум и стройная игра колоколов - благовестие Евангелия, торжество его во всех концах Вселенной и наводит мысль на Ангельскую трубу последнего дня'.

Значит, русские люди выбрали колокола не случайно! Верующим сердцем, почувствовав духовную разницу, наши предки выбрали колокола не просто как более лучший музыкальный инструмент. Нет, колокольный звон стал любезен русскому сердцу именно как Торжество Православия!

Кстати, история колоколов уходит в глубокую древность. Еще до Рождества Христова имеются упоминания о колоколах, звонках и бубенчиках, которые имели очень широкий круг применения. Конечно, это были не такие колокола, как сейчас, но сам принцип колоколов зародился именно тогда. В Православной Церкви первый колокольный звон появился в 604-606 гг. Его введение приписывают папе Сабинианусу. После чего применение колоколов стало постепенно распространяться на христианский Восток, где впервые они появляются в конце IX века в Константинополе, когда по просьбе Императора Василия Македонянина (867-886 гг.) было прислано двенадцать колоколов для новой церкви св. Софии.

И уже после Крещения Руси первые колокола попадают на Русскую землю. Так что колокола - это древнейший, канонический церковный инструмент, который появился в Православной Церкви задолго до отпадения католичества и Крещения Руси. И то, что такие коммерсанты, как Шариков постоянно унижают значение церковных колоколов, ясно показывает неправославный дух всей этой затеи с 'плоскими колоколами'. В связи со всем выше сказанным возникает вопрос: если новоявленные металлофоны - не возрожденные церковные била и не колокола, так зачем их продавать для храмов? Для чего налаживать массовое изготовление этих пластин, подкрепляя все лукавой рекламой?

Ответ прост. Сейчас в возрождение нашей Русской Церкви вкладываются огромные деньги, так как разрушено было почти все. И нашлись дельцы, которые решили на этом неплохо заработать. А так как литье колоколов - это целое производство, в которое вкладывают душу, и которое становится делом всей жизни (а коммерсантам прибыль нужна сразу и побольше), то и были придуманы эти плоские доски вместо колоколов. А чтобы их покупали, сочинили легенды о том, что они были всегда, только о них почему-то забыли. Но коли так, пусть нам расскажут нам хотя бы один случай, когда во времена большевистских гонений на Церковь с колоколен вместе с колоколами сбрасывали такие пластины. Нет таких случаев, так как никаких 'бил' там просто не было!

Не было никогда в нашей Русской Православной Церкви такого безобразия, как эти 'плоские колокола'! Это современное новшество, основанное на коммерции, а в духовном плане имеющее своей целью искажение и осквернение церковных колокольных звонов. Таким положением дел возмущены абсолютно все современные колокололитейщики и подавляющее большинство звонарей. Ведь такого наступления на колокола и осквернения колокольного звона еще никогда не было!

Враг рода человеческого всегда пытается ввести во все сферы жизни нашей Церкви плевелы обновленчества, будь то Богослужение, церковные уставы или что-то другое. И вот уже добрались и до колоколов! Внимание! Сейчас под видом церковных бил в нашу Церковь внедряется новый, абсолютно чуждый церковному звону инструмент. Надо сейчас бить в набат, пока не поздно, пока это новшество не заполонило все наши колокольни. Ведь господа коммерсанты не скрывают своих наполеоновских планов. Например, Шариков откровенно заявляет: 'Все объективные предпосылки говорят о том, что в православном звоне за билами большое будущее'. Ему все равно, что будет звучать с наших колоколен - звон колоколов или дребезжание пластин.

Если мы не будем сохранять в чистоте все стороны Церковной жизни, как ее устроили наши предки, если мы запросто будем менять, по нашим прихотям то, что нам захочется или покажется устаревшим и не современным, то мы рискуем разорить нашу Церковь! Потому что враг рода человеческого начинает всегда с малого, а мелочей в духовном мире не бывает. Все имеет свой определенный вес, смысл и назначение. И искажение какой-то одной духовной сферы в Церкви ведет ко многим бедам с самых неожиданных сторон. Поэтому нам надо быть предельно бдительными и ревностными в сохранении даже мельчайших традиций нашей Церкви.

А так как колокольные звоны, это довольно большая и ответственная область Церковной жизни, то она соответственно требует и серьезного отношения. Но, как известно, враг не дремлет! Ему звон колоколов напоминает о геенне огненной, и он всеми силами стремится его уничтожить, а если не удастся, то хотя бы обезобразить. Поэтому, в заключении хотелось бы пожелать, чтобы и впредь с наших колоколен раздавался звон настоящих колоколов и благовестил всему миру о Торжестве Православия!

 

Звонарь храма Ризоположения, что на Донской -

Володин Константин Викторович

  *   *   *