Русь Православная

номер 67-68 за январь-февраль 2003 г.

Ченстоховская икона Божией Матери

Иерей Евгений СМОЛЬЯНИНОВ

ПОЛЕ БОЯ - МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ
Великая гордыня нашего священноначалия
не дает всей полноте Русской Церкви принести достойное покаяние в грехах народа

Как нас, простецов, легко обмануть. 'На простеца не нужен нож, ему три короба наврешь и делай с ним, что хошь', - поется в песенке из детского фильма про Буратино. Именно так обманули православных жителей Новосибирска. Объявили один из образов иконы Пресвятой Богородицы 'католической святыней'. И доверчивые, а точнее - обманутые прихожане стали рвать и жечь иконы Ченстоховской Божией Матери.


"ОБРАЩАЕМСЯ К ВАМ КАК К ОТЦУ"

Зачем и кому нужна эта подмена и смещение акцентов? Врагу рода человеческого. Он торжествует - христиане сами попирают свои святыни, призывая на Россию гнев Божий.

Мало того, что архиереи Русской Православной Церкви на глазах всего мира совершают совместные моления с инославными еретиками, а митрополит Кирилл целуется с раввином, встречая его в Храме Христа Спасителя. Ко сему добавилась еще одна напасть, о которой мы давно уж не слышали: иконоборчество. Сегодня она проявилась в Новосибирске под личиной 'борьбы с католической экспансией'. Сама по себе такая борьба - дело благое. Но когда она служит прикрытием богохульства и ереси, молчать нельзя. Жаль только, что все это отвлекает христиан от спасения души, смещает акценты в духовной жизни, направляет энергию православной общественности в русло бесконечных разборок и конфликтов.

В наш город католики внедрились давно, а строительство костела началось еще до того, как епископ Тихон уехал в Москву (он правит Новосибирской епархией уже второй раз, с промежутком в пять лет). Тогда, в разгар экуменических лобзаний с Ватиканом, он и не думал протестовать против 'братьев-католиков'. Может быть, именно поэтому теперь, когда владыка Тихона уже в сане архиепископа вновь вернулся в Новосибирск, именно этот город был избран католиками для создания здесь собственной 'епархии'.

На этот раз православные уже не стали терпеть, как прежде. Инициативная группа прихожан направила с десяток писем по самым разным адресам, в том числе в канцелярию епархии с предложением организовать достойный отпор папистам. Собрание прихожан нашей церкви Успения Пресвятой Богородицы на Березовой роще тоже предложило архиепископу Тихону ряд конкретных мер:

'Ваше Высокопреосвященство, - писали озабоченные миряне, - мы, верные Ваши чада, сильно озабочены и встревожены агрессией со стороны Ватикана на нашу страну и в частности, на Новосибирскую землю.

Зная о том, что двух епископов не должно быть в одном городе, воспринимая католическую (латинскую) агрессию, как очередную попытку сатаны разрушить Святую Православную Церковь, мы нижайше преклоняем колена с просьбой к Вашему Высокопреосвященству, дать отпор латинской ереси. В соответствии с восьмым правилом Третьего Вселенского Собора, которое гласит: 'Святому и Вселенскому Собору угодно, чтобы всякая епархия сохраняла в чистоте, и без стеснения, с начала принадлежащие ей права, по обычаю, издревле утвердившемуся:', просим объявить действия латинян враждебными Православию.

Лояльного отношения к агрессору быть не может. Тем более, что латиняне знакомы с канонами и правилами святых Апостолов и Вселенских Соборов. И если они их нарушают, значит нас, православных, не считают христианами, но язычниками. Вдвойне обидно видеть униженную со стороны еретиков Церковь при вялой реакции Патриархии.

Ваше Высокопреосвященство, мы обращаемся к Вам, как к отцу обращаются беззащитные дети: не дайте в обиду и поругание народ православный и нашу многострадальную Церковь.

Просим Вашего благословения на следующие мероприятия:

1. На проведение в день Торжества Православия молитвенного стояния у часовни святителя Николая Чудотворца с молитвенным пением 'Ко Господу Богу, певаемым во время брани против супостатов, находящих на ны';

2. В Крестопоклонную неделю, в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы предлагаем пройти крестным ходом вокруг города (после литургии крестный ход выходит одновременно из каждого храма. Карта прилагается);

3. Во время литургии на мирную ектенью просим дополнить следующим прошение:м 'О еже неослабну, непреобориму, победительну же силу, крепость и мужество с храбростью христоименитому воинству нашему, на сокрушение врагов и супостат наших, и всех хитрообразных их наветов подати, Господу помолимся';

4. Сугубую ектенью дополнить прошением: 'Во веки пребываяй, милосерде Господи, запрети языком в достояние Твое приходящим и оскверняющим Церковь святую Твою: пожени их бурею Твоею, и гневом Твоим смути их, исполни лица их безчестия, да постыдятся и смятутся в век века, да посрамятся и силою судеб Твоих гордость их сокрушится, имя же Твое святое да прославится в нас, прилежно молим Ти ся, услыши и помилуй';

5. Так как бесовское нападение отражается постом и молитвою, то посвятить грядущий Великий пост в том числе и отражению католической экспансии на Русскую землю;

6. Считать всех, кто будет способствовать развитию, участвовать в деятельности или общаться с латинскими структурами - отпавшими от Православной Церкви;

7. Прекратить всякое общение с латинской лжецерковью, ее лжеепископами на всех уровнях в нашей епархии;

8. Обратиться к святейшему патриарху Русской Православной Церкви Алексею II с просьбой, положить конец всяким отношениям с католиками.

Просим опубликовать наше обращение в Вестнике Новосибирской епархии.

На собрании присутствовало 130 человек, решение принято единогласно'.
 

ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА
КАК ЖЕРТВА АРХИЕРЕЙСКОГО РВЕНИЯ

Никакого ответа из епархии прихожане, конечно, не получили. И епархиальная газета, ныне столь охотно печатающая хулы на Ченстоховский образ Богородицы, печатать их обращение тоже не стала. Зато я, как настоятель, был вызван 'на ковер' к правящему архиерею, где получил беспощадную выволочку, назван провокатором и почему-то: тайным католиком.

Оказывается, у владыки Тихона был свой план 'борьбы с экспансией латинства'. Состоял он, впрочем, всего из одного пункта: чтения акафиста святому Александру Невскому у стен католического собора. Православные христиане молитьмя у костела, конечно, не привыкли. Посыпались вопросы: 'Зачем молились у католического костела, а не у православной часовни Святителя Николая в центре города? Почему не созвали всю епархию после литургии, а провели акцию рано утром, оповестив о ней только избранных?'. Как бы то ни было, видеосъемки этого стояния отдали на телевидение, а фотографии разослали по интернету.

Так владыка Тихон прослыл 'борцом с католиками'... И, видимо, этот героический образ ему столь понравился, что остановиться вовремя он уже не смог. Очередной жертвой его патриотического пыла была избрана Ченстоховская икона Приснодевы. В епархиальной газете появились клеветнические статьи Мельникова. Многие священники поверили клевете и благословили своих прихожан уничтожать эту икону как 'католическую подделку'. Святой чудотворный образ Божией Матери жгли и рвали, сам архиепископ Тихон заставлял священство снимать икону со стен храмов. Истинное помрачение разума!

Но и это еще не все. За публичное чтение в храме статьи Е. Карасевой в защиту Ченстоховской иконы наш дьякон Константин Востриков был на целый месяц запрещен в священнослужении с фантастической формулировкой: 'за нарушение апостольских установлений', которые гласят, что женщине нельзя проповедовать в храме. Т.е. нашего дьякона спутали с женщиной. Мы недоумеваем, как нам доказать, что дьякон наш мужского пола?

И ведь что странно: война против иконы 'Ченстоховская' началась почти сразу же после собрания священнослужителей Новосибирской епархии 2001 года. Но именно на этом собрании владыка Тихон благословил все храмы служить 7 января 2002 года молебен Божией Матери 'о спасении России' перед этим самым образом! Во время Рождественского поста 2001 года 12 прихожан из семи разных храмов Новосибирска пришли к нему на прием с просьбой отслужить молебен, и он благословил.

Но вскоре архиепископ решил, что с благословением он слегка поспешил. У Ченстоховской иконы нашлись весьма могучие противники. И владыка принял их сторону. Начались открытые гонения на тех, кто почитает сей святой образ.

Первый раз меня вызвали на епархиальный совет за распространение акафиста Ченстоховской Богоматери. Но наказания не последовало: на это заседание я принес брошюру с таким же акафистом, распространяемую от лица самой епархии. Случился конфуз и мне удалось избежать наказания.

Потом я много думал: чем мог помешать им акафист Пресвятой Богородице? Конечно же, сама икона у них не вызывала никаких эмоций. Дело было, скорее всего, в молитве о даровании Самодержавного Государя, которой завершается этот акафист. Его они, наверно, и боятся. Советская власть наплодила священников 'без Царя в голове'. Они считают, что вся власть в Церкви принадлежит иерархии, т.е. им самим. А тут - какое то Самодержавие, да еще во главе с Помазанником Божиим.

Так что для них борьба с иконой - это борьба за свое положение. Не нравится им, что власть Помазанника Божия и на них распространяется. Забыли, что даже самые высокопоставленные иерархи - это только первосвященники, первые из священства, непосредственные исполнители Божественной воли и воли Православного Царя!
 

ЛУКАВСТВО "СТАРШЕГО БРАТА"

Вспомним: когда в 1917 году заговорщики-масоны отняли у Государя Николая II данную ему Богом власть, первосвященники тут же отреклись от Царя. На следующий день после вынужденного отречения Императора от престола, Синод принял позорное и беззаконное решение молиться за масонское, антирусское, антиправославное 'Богом данное временное правительство'.

Один лишь святой митрополит Московский Макарий (Невский) не предал Царя и не присягнул узурпаторам. За что и не был допущен на Поместный собор 1917-1918 годов, а был выслан из Москвы в дальний монастырь, где и умер в нищете.

А вот митрополит Антоний (Храповицкий) и митрополит Сергий (Страгородский) не нашли в себе сил противостать соблазну. Но отрекшись от Царя, оба они попали под гнет богоборцев: один - американских масонов, другой - советских большевиков. Не хотели волей служить Христу и Помазаннику Его, поневоле принуждены были служить Его противникам.

Теперь зарубежники, открещиваясь от предательства Государя Императора, называют нас 'сергианами'. Но если разобраться по сути, то это неверное название. Нас надо величать предателями Государя. Нас всех - и тех, кто отплыл за океан, и тех, кто остался в Совдепии. Всех, кто поныне не желает принести деятельное покаяние в этом грехе. Покаяние же это, в числе прочего, предполагает необходимость для всякого русского человека возносить ныне горячие молитвенные прошения за о возрождении в России самодержавной царской власти и 'о благовернейшем грядущем Государе Императоре нашем'.

Вот в чем проблема сегодняшнего дня! Вот почему русофобы и вероотступники жгут икону Ченстоховской Богоматери! Великая гордыня нашего священноначалия не дает ныне всей полноте Русской Церкви принести полноценное покаяние. Увы, но в данном случае иерархия наша действует как тот лукавый старший брат из евангельской притчи о блудном сыне, препятствовавший своему благочестивому родичу примириться с Богом.

И все же, сколько бы не упирались 'старшие братья', соборная душа русского народа найдет способ очиститься от скверны клятвопреступления и предательства. Тогда и мир в Церкви воцарится. Хотя произойдет это, конечно, не завтра. Истинная Церковь всегда гонима. Как бы то ни было хочу сказать вслух: не бойтесь гонений, братья-иереи! Не бойтесь, православные! Наше дело правое. Господь поругаем не бывает.

Что, в конце концов могут сделать 'старшие братья' со священником - ревнителем благочестия? Уволить за штат, оболгать, оклеветать. Но если уж они не остановились перед тем, чтобы оклеветать чудотворную икону Богородицы, то нам, грешным, тем более нужно приготовиться к таким искушениям.

Вступаясь за честь иконы Пресвятой Богородицы 'Ченстоховская', мы - видит Бог - всем желали добра. Прихожан старались удержать от греха хулы на святыню, а священству подать пример в стоянии за истину Божию. Нет у нас неприязни и к нашему архиерею, попустившему хульные статьи в 'Новосибирском епархиальном вестнике'. Что из этого выйдет - известно Богу:

Меня, в конце концов, все-таки выжили из нашего храма. Сперва хотели официально наказать за защиту Ченстоховского образа, но, видно, испугались стечения прихожан под окнами епархии, где проходило заседание совета, и изменили повестку дня. Обвинили меня в том, что полгода назад я отказался молиться у стен католического костела, а предложил пройти 300 метров к православной часовне святителя Николая. Но в указе почему-то написали, что сняли меня с должности и перевели в другой храм как 'не справившегося с обязанностями настоятеля'.
 

ДЕМОНОВ НЕМОЩНЫЕ ДЕРЗОСТИ

В результате всех этих гонений я был вынужден уйти за штат. Этот шаг не был случайностью. Согласившись с указом о моем переводе, я должен был бы одновременно молча согласиться и с хулой на икону Богородицы 'Ченстоховская', и с массовым ее сожжением, не обличать архиепископа Тихона в иконоборчестве, а называть и впредь его своим 'господином'. И это при том, что по девятому правилу Седьмого Вселенского Собора он должен быть извержен из сана. Сие правило гласит: 'Все неистовые глумления и лживые писания, сочиняемые против честных икон, должно отдавать: дабы положены были с прочими еретическими книгами. Если же обрящется кто, таковые сокрывающий, то епископ или пресвитер, или диакон - да будет извержен из своего чина, а мирянин или монах да будет отлучен от общения церковного'.

Таким образом указы нашего архиепископа, 'сокрывающего и благословляющего' еретические иконоборческие писания Мельникова в епархиальной газете, для меня не имеют никакой законной силы. И до тех пор, пока не совершится суд над хулителями Богоматери во главе с архиепископом Тихоном (или до их покаяния в своих заблуждениях) я в храмы Новосибирской епархии вернуться не могу:

Но что же делать Вам, дорогие мои прихожане?

С моей точки зрения, у честного христианина сегодня есть два пути. Первый и на мой взгляд, наиболее правильный: разорвать связь с иконоборцами и хулителями и ждать суда. Господь поругаем не бывает. Рано или справедливость непременно восторжествует. Ведь и мирянам девятое правило Седьмого Вселенского Собора тоже грозит отлучением, если они 'сокроют неистовые писания' иконоборцев. Молчанием предается Бог.

Второй путь - остаться в приходе. Но тот, кто пойдет по такому пути, должен избрать его не ради ложного смирения, а ради продолжения борьбы с ересью, ради отстаивания чести Пресвятой Богородицы и Ее Ченстоховского образа.

Тот и другой путь - ради истины. Впрочем, нельзя забывать, что нынешнее отступление, по слову святителя Игнатия Брянчанинова, попущено Богом, и его невозможно остановить одними лишь человеческими усилиями. Может, нам уже пришло время служить не в храме, а на кресте гонений?

Я выбрал первый путь: ради Христа, ради горячо любимой Богородицы и Ее святого образа 'Ченстоховского' я временно прервал службы в храмах Новосибирской епархии, оставил свой родной храм. Но еще раз повторяю: я верую, что это временная, вынужденная мера, необходимая до тех пор, пока ересь иконоборчества и цареборчества в нашей епархии не побеждена. Я не выхожу из Русской Православной Церкви Московской Патриархии и вас, братья и сестры, к этому не призываю. Я лишь временно прерываю общение с богоотступниками.

Не участвуйте в их лукавых делах. Собирайтесь в храме для обличения хулителей Богородицы, но не для совместной с ними молитвы и не для поддержания экономического процветания хулителей.

Сегодня Московская Патриархия - это поле боя, на котором кипит сражение за чистоту Святого Православия. Битва в самом разгаре, потому и гонения на ревнителей благочестия продолжаются. Не бойтесь - это демонов немощные дерзости. Будьте истинными борцами, жаждущими правды.

Прости нас, Господи. Аминь.

Иерей Евгений Смольянинов.
Новосибирск.

  *   *   *