Русь Православная

номер 67-68 за январь-февраль 2003 г.

Политика без религии

Леонид БОЛОТИН

ДРУГ МОИХ ДРУЗЕЙ
 Православная общественность не имеет права допустить
беззаконной расправы
с русскими патриотами

Уважаемая редакция 'РП'!

От всего сердца хочу выразить вам сердечную признательность за ваш мужественный шаг. На страницах 'Руси Православной' вы открыто встали на защиту чести, достоинства и самой жизни оклеветанных православных христиан. Я имею в виду Сергея Мусина и Юрия Колчина, коварно заключенных 31 октября 2002 года под стражу и беззаконно обвиненных в организации и совершении убийства известной 'демократки' Старовойтовой. Сегодня, увы, редко кто из православных патриотов решается на открытое, прямое, адресное обличение современных сил зла и беззакония.

Леонид Болотин,
православный журналист.

Москва.


НАША СИЛА - В ЕДИНСТВЕ

Для меня совершенно очевидно, что подобное открытое выступление, на которое вы решились в одиночку, чревато местью со стороны сил беззакония. Потому считаю своим священным долгом - долгом вашего соратника - присоединить и свой голос к этому мужественному выступлению. Молчать далее нельзя! Промолчим сейчас, и по нашим житейским грехам, по нашим ежедневным, ежечасным преступлениям против правды Божией, Господь отвернется от нас, и враги Росси, враги русского народа получат полную свободу клеветать, преследовать, судить, а то и просто уничтожать всякого честного русского, православного человека.

Потому-то я и призываю всех, и в первую очередь - моих коллег-журналистов, главных редакторов наших боевых православно-патриотических, православно-монархических и просто патриотических средств массовой информации, которым дорога собственная жизнь, Божия правда, чистота совести и судьба России, хотя бы на время позабыть наши внутренние несогласия и раздоры, чтобы последовательно поддержать 'Русь Православную' в ее мужественном поступке. А главное - решительно поддержать попавших в большую беду отличных, мужественных ребят - Юрия Колчина и Сергея Мусина со сотоварищами.

Прошу и моих возлюбленных о Господе духовных наставников, начальников и пастырей, моих друзей и просто добрых знакомых из числа русского православного священноначалия и священства возвысить свои святые молитвы к Спасителю нашему Иисусу Христу, к Его Апостолам, во время оно безвинно пребывавшим в узилищах, ко Пресвятой Владычице и Заступнице Богородице, к святой Мученице Анастасии Узорешительнице, к Святым Благоверным Царю Иоанну Васильевичу Грозному и Императору-Мученику Павлу Петровичу, которые в православном народе всегда почитались и почитаются справедливыми духовными заступниками и ходатаями перед Богом за всех безвинно обвиненных и осужденных, о верных рабах Божиих Сергие и Юрии со товарищи.

Почему я дерзаю обратиться к вам с такой решительной просьбой? Очно, к великому моему сожалению, я не знаком с Юрием Колчиным. Но он - друг двух моих ближайших друзей, среди которых один - священник Русской Православной Церкви. Они давно знают Юру, как честного, отзывчивого, ответственного, мужественного и глубоко верующего православного русского человека, неспособного ни на какое коварство и подлость, тем более - на хладнокровно подготовленное убийство безоружной женщины, пусть и ненавистной всем нам в качестве последовательного антирусского политика, много совершившего со своими подельниками для того, чтобы угробить Россию в организованном ими долгосрочном системном кризисе.

Друг моих ближайших друзей - мой друг. Поэтому я сейчас в полном осознании ответственности за каждое своё слово перед Богом и людьми свидетельствую о Юре Колчине, как о своем личном друге, и именно так ручаюсь за него.

Таких, как пристреленная подельниками-демократами Старовойтова, сейчас в России не один легион. Православным же просто не пристало марать руки о такую нечисть. Тратить силы и репутацию православно-патриотического движения на личный политический террор против таких, как Старовойтова, - не по шапке честь.

Вообще вся история православно-монархического движения после революции 1917 года знает только два случая личного террора со стороны православных монархистов. Это публичные убийства цареубийцы Пинхуса Войкова-Вайнера (1927 год) и заговорщика, клеветника и хульника Царской Семьи кадета В.Д.Набокова (1922 год), смертельная пуля которого предназначалась для другого такого же, как он, мерзавца. В обоих случаях русские герои действовали открыто и не делали никаких попыток для уклонения от уголовного наказания за совершенные ими политические преступления. Память о них в наших сердцах!

Но их пример никогда не был образцом для подражания для православных монархистов - как прошлого века, так и нынешнего. Более того, их образ действия (конечно, не они сами) был политически и духовно осужден как проявление отчаяния, недостойного верующих людей, пусть и униженных, и лишенных надежды на скорейшее возрождение Самодержавной России. Анонимный же террор, типичный для революционеров и характерный для террористов исламского или иудейского вероисповеданий, и вовсе всегда был совершенно неприемлем в рыцарской среде православных монархистов.
 

ТИПОВЫЕ ПРИЕМЫ СПЕЦПРОПАГАНДЫ

Люди, видевшие Юру Колчина и продолжительно общавшиеся с ним в ближайшие после убийства Старовойтовой дни, свидетельствуют, что в общении и поведении он был спокоен, рассудителен, жизнерадостен. Ничто тайное и ужасное не омрачало его совести. В те дни новость об убийстве Старовойтовой была у всех на устах. Эта тема возникала и в разговоре некоторых моих знакомых с Юрием. И опять же, в его облике ничто не свидетельствовало о том, что он может иметь хоть малейшее отношение к нашумевшему убийству.

Однако 'Русь Православная' совершенно справедливо пишет, что сейчас в демократических СМИ развернута самая настоящая рекламная и пропагандистская кампания. Она ставит своими целями:

1) Сформировать международное и российское общественное мнение против православно-патриотического движения в целом;

2) Взять реванш за провал русофобских СМИ в аналогичных кампаниях против офицеров ГРУ, в деле об убийстве Д.Холодова и против полковника Буданова;

3) Оказать давление на следствие и подследственных по делу об убийстве Старовойтовой;

4) Создать прецедент в применении Законов РФ о терроризме и экстремизме против русских православных патриотов;

5) Поставить под удар Русскую Православную Церковь, выставив наше вероучение как побуждающее к терроризму и экстремизму, а наших иерархов заставить унизительно оправдываться, что это не соответствует действительности, подобно тому, как к этому уже принудили зарубежных и российских духовных лидеров ислама.

Более того, на основании собственных наблюдений за методами и приёмами этой кампании в СМИ я, как офицер запаса по военно-учетной специальности 'спецпропаганда', получивший соответствующее военное образование на факультете журналистики МГУ в 1975-1980 годах и на военных сборах в 1980-1987 годах, могу совершенно определенно и обоснованно утверждать: кампания по обвинению Колчина и Мусина по всем признакам является боевой операцией в рамках информационной войны, которая ведется спецслужбами США против России. При этом российские 'демократические' СМИ -осознанно или нет, отдельный вопрос - выполняют боевую информационную задачу, поставленную враждебным нам государством.

В данной боевой информационной операции можно вполне объективно выявить типовые приемы спецпропаганды. В первую очередь, приемы суггестии - внушения, направленного на обработку подсознания зрителей, слушателей и читателей. Налицо и другие спецприёмы, такие как информационный подлог, подтасовка фактов, лукавое апеллирование к высоким гражданским и нравственным чувствам, манипулирование психологическим особенностями русского национального сознания, а также многое другое: Все это налицо в данной спецпрогандистской боевой информационной операции. Особенно преуспел в этом телевизионный канал ОРТ, опустившийся - в программе 'Человек и закон', вышедшей в эфир 28 ноября 2002 года - до прямого манипулирования зрительским подсознанием. Это было сделано с помощью наложения нейтрального видиоряда на определенным образом сконструированный закадровый текст. Присутствие во всех сюжетах по делу Старовойтовой высокопрофессионального давления на подсознание зрителя очевидно для любого профессионала. Цель такого давления - сформировать на подсознательном, почти неконтролируемом обыкновенным человеком уровне априорную убежденность в виновности Юрия Колчина и его соратников. Похоже, закулисные дирижеры этой провокации пытаются таким образом подготовить общественное мнение к массовому внедрению зловещих образов 'православных террористов'.

Да не будет сего! Господь и Пресвятая Богородица да помогут рабам Божиим Юрию, Сергию со товарищи, и всем нам, русским православным людям, одолеть этот коварный натиск. Аминь

Леонид БОЛОТИН

 

Юрий САМУСЕНКО

ПРАВОСЛАВНЫЙ?   - ЗА РЕШЕТКУ!
В 'демократической' России
по инициативе еврейских организаций
возрождаются государственные гонения на православных патриотов.

В 2002 году при обсуждении Госдумой закона об экстремизме многие политические деятели и церковные специалисты утверждали, что текст этого закона может быть использован для преследования за исповедание православной веры и за отстаивание интересов русских людей. В это не хотелось верить. Однако события подтвердили худшие опасения православной общественности.

Так, в Ульяновске этот закон уже был использован для уголовного преследования православного журналиста. Недавно там закончилось предварительное следствие по факту публикаций статей Сергея Серюбина в епархиальной газете 'Православный Симбирск'. За время следствия Серюбина уволили с поста редактора газеты и перевели из разряда свидетелей в разряд обвиняемых, предъявив ему, в соответствии с законом 'Об экстремизме и экстремистской деятельностью', обвинение в разжигании межнациональной и межрелигиозной розни. А произошло это так:

Серюбин Сергей Вячеславович в декабре 1996 года как частный предприниматель учредил в г.Ульяновске газету 'Православный Симбирск'. Он же стал и главным редактором этой газеты. 'Православный Симбирск' пользовался большой популярностью среди верующих, в том числе далеко за пределами Ульяновской области. Газета выходила по благословению правящего архиерея - архиепископа Прокла (Хазова). В 1998-1999 годах распространялась даже по общероссийской подписке. Издание газеты благословил к тому времени сам Патриарх.

В 2000 году глава Администрации Ульяновской области Горячев Ю.Ф. с согласия Серюбина взял газету на бюджетное финансирование. Тогда же Серюбин С.В. из владельца газеты превратился в наемного редактора, а учредителями стали областная Администрация (в лице облуправления по делам печати) и епархиальное управление. Смена Горячева Ю.Ф. на нового главу области генерала Шаманова вначале никак не отразилась на деятельности редакции.

С конца 2001 года в публикациях газеты все чаще возникала тема глобализации. Сделать это заставила огромная редакционная почта и звонки читателей, взволнованных проблемой. В итоге, в декабре 2001 года в свет вышел спецвыпуск газеты 'Православный Симбирск', посвященный проблеме ИНН. Тираж восьмистраничного выпуска составил 33 тысячи экземпляров. Рассылка была самой широкой: Президенту РФ, Правительству РФ, во все комитеты Госдумы и Совета Федерации, в Генпрокуратуру, в Верховный суд, ФСБ, МВД, ФАПСИ, всем главам субъектов Федерации, полпредам президента РФ, всем правящим архиереям всех епархий РПЦ, Патриарху, настоятелям крупных монастырей, духовных школ, редакторам православных изданий, а также - по Ульяновской области - всем руководителям крупных и средних предприятий и, разумеется, подписчикам.

В этом номере газеты был дан анализ причин нынешнего упадка России (в материале 'Россию ненавидели всегда'), описана структура мирового масонства, приведены пророчества православных святых о последних временах, мнение ныне живущих старцев о глобализации, опубликованы открытые письма Патриарху и В.А.Шаманову. В материалах спецвыпуска анализировалась пагубная роль талмудического иудаизма в судьбе России, содержалась просьба к Патриарху стать защитником верующих людей от глобализации и созвать общецерковный Поместный Собор.

После выхода этого номера представители Администрации области потребовали, чтобы Серюбин С.В. был уволен с поста редактора, а сама газета - закрыта. Начальник Управления по делам печати Липин Н.Н. потребовал от него добровольного ухода. Спас ситуацию тогда владыка Прокл.

В январе-апреле 2002 года газета продолжала ту же православно-патриотическую линию. Вышли такие публикации как 'Творцы катаклизмов' митрополита Иоанна (Снычева) с подзаголовком редакции 'О 'друзьях народа'', где повествовалось об участии талмудических иудаистов в проведении октябрьского переворота 1917 года. Также были опубликованы выдержки из книги 'Комитет 300' Д.Колемана.
 

ОСКОРБЛЕННЫЕ ТАЛМУДИСТЫ

Ситуация 'взорвалась' в апреле 2002 года, когда на Страстной Седмице, в день памяти мученика Гавриила Белостокского (умученного от жидов в ритуальных целях) вышел в свет очередной номер 'Православного Симбирска' с большим материалом о практике талмудических ритуальных убийств христианских младенцев. Это были перепечатки из известной книги монаха Неофита, бывшего до своего обращения в христианство иудейским раввином (изд. 1913 г., С-Петербург), а также отрывок художественной повести писателя Снеткова 'Последний герой'. Оба раза даны были подробные ссылки на эти источники.

В конце полосы было помещено послесловие Серюбина, где он употребил в адрес изуверов-талмудистов эпитеты 'духовное мурло' и 'нелюди'. Там же было помещено обращение Патриарха Тихона к верующим в 1919 г. о недопущении еврейских погромов.

В день выхода этого номера газеты (24.4.02г.) заместитель главы Администрации области Дмитрий Пиорунский шесть раз звонил правящему архиерею. Звонил прямо в больницу, где тот находился на лечении, и добился таки срочного приезда владыки Прокла в администрацию, где потребовал от иерарха немедленно закрыть 'крамольную' газету.

Через месяц после этого на свет появилось письмо-жалоба еврейского общества 'Шолом', адресованная областному прокурору Малышеву, с требованием завести уголовное дело против Серюбина С.В. по ст.282 УК по факту публикации в газете. Подписали его г-да Лившиц, Добакаров, Корженевич, Чапанина, Смолькин. Облпрокуратура поручила проверить обстоятельства жалобы прокуратуре Ленинского района г.Ульяновска. Там дело поручили следователю Карасеву А.Г.

Областное Управление по делам печати сразу же направило в редакцию газеты свою ревизию. Ревизор, проработав два дня, нашел в работе Серюбина С.В. следующие 'недостатки':

1. Он не сделал некоторым сотрудникам редакции запись в трудовой книжке, что они приняты на работу.

2. За период с января по май 2002года возврат непроданных газет из розничной сети был немного выше обычного.

В итоге Серюбин С.В. был уволен, а контракт, заключенный с ним на три года, расторгнут.

В те же дни Серюбин и его семья были подвергнуты попыткам злобного психологического давления со стороны активистов 'Шолома'. Доходило до угроз физической расправы. Визиты в редакцию, угрозы, звонки домой, истерическая брань в адрес жены и малолетних детей - все было направлено на то, чтобы деморализовать православного журналиста!

Практически во всех точках розничной торговли была произведена выемка тиража газеты. Очевидцы свидетельствуют, что часто в церковные лавки заходили лица с характерной еврейской внешностью и выкупали весь запас этих номеров. Одновременно нарастало давление еврейских активистов и на владыку Прокла. К сожалению, архиерей не смог долго противиться такому давлению, и через несколько дней заявил, что Серюбин, вполне возможно, есть 'агент третьей силы', которому за его 'провокационную деятельность' платят деньги!

В результате было заведено уголовное дело по ст. 282 УК 'по факту публикации в газете 'Православный Симбирск' ?8 (88) от 24.04.02г.', что само по себе является вопиющим нарушением законодательства. Ведь когда известен человек, опубликовавший материал, известно событие, известны источники, уголовное дело должно возбуждаться против конкретной личности, а не по факту. И личность эта сразу же была бы из свидетелей переведена в подозреваемые. А значит, получила бы право не отвечать на вопросы следователя, участвовать в назначении лингвистической экспертизы и её получении, давать отвод следователю, не давать показаний против себя и т.д.

Но ничего этого сделано не было. Прокурор и следователь, похоже, умышленно повели дело с Серюбиным незаконно: искусственно выдержали его в статусе свидетеля, предупредили об ответственности за недачу показаний, сняли показания на допросе, повернули эти его показания против него же, лишили его права участвовать в назначении экспертизы. А когда нужная им экспертиза была получена, быстренько попытались перевести его в статус обвиняемого. К этому моменту как раз и был уже введен в действие закон об экстремизме.
 

ФЕМИДА НА СЛУЖБЕ КАГАЛУ 

Грубость и бестактность следователя не знала границ: он терроризировал семью Серюбина телефонными звонками, требовал его прихода в прокуратуру на допрос вечером, в 20.00 часов, при отсутствии адвоката. В противном случае следователь грозил, что придет к ним домой сам, ночью! Плюс к тому Карасев настойчиво требовал, чтобы Серюбин в обязательном порядке прошел освидетельствование в психиатрической больнице Ульяновска (и это в тот момент, когда он не имел даже адвоката). Серюбин отказался. Следователь прозрачно намекнул, что может 'изменить меру пресечения' - подписка о невыезде Серюбиным уже была дана и теперь ему грозили арестом.

Еще одно грубое нарушение следствия заключается в том, что общество 'Шолом' было им признано потерпевшей стороной. Это незаконно, так как потерпевшей стороной в данном случае может быть лишь физическое лицо (юридическое лицо обладает таким правом лишь в случае, если нанесен вред его имуществу или деловой репутации).

Короче говоря, налицо явно 'заказное' дело. Показания всех свидетелей (все - еврейской национальности) одинаковые, слово в слово. Единая, скоординированная, монолитная позиция. На таком фоне особенно печально сознавать, что православная общественность проявила в этом деле какое-то непонятное лжесмирение. Правда, имеются коллективные письма в поддержку Серюбина и отдельные показания в его пользу на следствии, но все это было сделано как-то вяло, неорганизованно и нескоординированно.

В настоящее время следственные действия официально прекращены, идет фаза ознакомления сторон с материалами уголовного дела. Серюбин график ознакомления подписал не до конца, а общий протокол окончания изучения им уголовного дела на сегодня не подписан! Недавно Карасев снова явился домой к Серюбину и более часа непрерывно звонил и бил с силой ногами в дверь. Все это - невзирая на испуганные крики маленьких детей дома.

Если материалы уголовного дела (без подписи Серюбина С. В.) будут переданы в суд, слушание уголовного дела в суде Ленинского района г.Ульяновска может начаться уже в декабре 2002 года.

Так законодательство об экстремизме используется против православных. Неужели мы с этим смиримся?.

 Юрий САМУСЕНКО

 

P.S.

Симпатии правоохранительных органов к христоненавистникам, увы, явление нередкое. И не только в провинции. Так, например, 21 ноября 2002 г. в Москве, у стен Храма Всех Святых на Кулишках у входа в метро "Китай-город" были избиты священник и пятеро его прихожан. Избиение проводили юнцы, похожие на скинхедов. Их было много, человек пятьдесят.

В этот момент рядом находились около десятка милиционеров с автоматами. Священник обращался к милиции, кричал, звал на помощь, но милиционеры объяснили, что им дана команда не вмешиваться в такие "разборки". После того, как избиение было закончено, старший наряда милиции подошел к старшему среди хулиганов и что-то сказал ему на ухо. Мгновенно все бандиты, как по команде, цепочкой ринулись в метро и скрылись. После этого через несколько секунд подъехал усиленный наряд МВД, который застал только избитого священника, двух избитых прихожанок, и два тела, лежащих на мерзлом асфальте без движения. Сейчас пострадавшие находятся в реанимации...

Какие выводы можно сделать из происшедшего?

1. Начинается этап физического преследования православных.

2. Под скинхедов маскируются истинные враги православия и их неафишируемые организации.

Спаси нас, Господи!

Ю. С.

 *   *   *