Русь Православная

номер за сентябрь-октябрь 2002 г.

Елена КАРАСЕВА

ХУЛИТЕЛЯМ ЦАРИЦЫ НЕБЕСНОЙ
 

После многократных и многолетних призывов немалой части православных мирян почтить, как того просит Пресвятая Богородица, Ченстоховский Ее образ, молчание в официальных структурах Патриархии, затянувшееся настолько, что выглядело уже просто неприличным, наконец-то нарушено. Но что же услышали в ответ люди, желающие соборно помолиться о спасении своего отечества?
То, что они, оказывается, - поборники Ватикана и проводники католической экспансии во главе с 'визионершей', 'провокаторшей' и 'кощунницей' Сизовой. Воистину: с больной головы - на здоровую! Столь умопомрачительный вердикт, пожалуй, превосходит жестокосердием даже евангельского судию, призревшего-таки на просительницу хотя бы из-за ее надоедливости (Лк. XVIII: 2-7).

Что ж, остается утешиться моралью этой притчи - 'о том, что должно всегда молиться и не унывать' (Лк. XVIII: 1).


ПОДМЕНА... МОЛИТВЫ?

'Католическая святыня стала предметом почитания тысяч православных россиян'...

'Кто сыграл на чувствах российских православных, на их любви к Божией Матери, на боли за свою многострадальную родину?'...

'Пора положить конец спекуляции на доверчивости православных и на нашей общей озабоченности судьбой России'...

'Наша страна недавно была объявлена католической провинцией. И вот появляется общая для Православной и католической Церквей святыня! А если еще ее вздумают привезти в Россию, то в католические храмы, где она будет находиться, можно быть уверенным, выстроятся огромные очереди православных верующих... Видимо, в этом и состоит смысл агрессивного навязывания почитания Ченстоховской иконы взамен Державной'...

'Сложилась ситуация, не имеющая аналогов, когда целой Поместной Церкви агрессивно навязываются никем критически не осмыслявшиеся 'откровения' не чем иным, кроме этих видений, себя не зарекомендовавшей женщины'...

Это - наиболее характерные цитаты из публикаций 'Русского Вестника', самарского 'Благовеста', 'Новосибирских епархиальных новостей'... В 'лучших' традициях демократии и демагогии, их авторы, как правило, предпочитают обсуждать не существо вопроса, а тех, кто его поднимает, нисколько не стесняясь при этом перекраивать высказывания 'жертвы' на собственный лад - более приемлемый для бичевания.

В чем же обвиняют Сизову? В том, что она 'никому не известна'? А была ли кому известна женщина, которой была открыта 'Державная' икона, за которую так оскорбились обвинители? И вообще с каких это пор понятие 'известности миру' представляет собой какую-либо ценность в христианском сознании? Знали ли в Израиле тех рыбарей, которых призвал Христос Себе в апостолы?

Более того, некоторые авторы нимало сумняшеся позволяют себе ставить супругу священника Русской Православной Церкви матушку Валентину на одну доску с сектантами. Так, г. Мельников из Новосибирска вслед за самарскими 'благовестниками' разъясняет 'заблудившимся' в своем почитании Богородицы православным, что, оказывается, 'первый ажиотаж вокруг Ченстоховской иконы' подняли еще лет десять назад члены тоталитарной секты 'Богородичный центр'.

Что ж, это вполне вероятно. Невероятно только, что для 'не-заблудившегося' православного христианина этот факт послужил 'доказательством', что Ченстоховский образ Богородицы не может спасти Россию.

Хотелось бы поинтересоваться у г. Мельникова: а помнит ли он, кто первым засвидетельствовал о Христе, что Он - не просто Человек, а Бог? Было это в самые первые дни общественного служения Спасителя, в Капернауме:

'Был в синагоге человек, имевший духа бесовского, и он закричал громким голосом: оставь; что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас; знаю Тебя, кто Ты, Святой Божий...' (Лк. IV: 33-34).

И - какое счастье для человечества, что уверовавшие во Христа рассуждали не так, как г.г. мельниковы: раз бесы свидетельствуют - значит неправда... Падших духов не зря называют лукавыми, ибо они не просто лгут - они искони обмазывают ложью Истину, иначе им никто никогда не поверил бы... Дух же дышит, где хочет. И православным, признаться, дела нет до того, что лично г. Мельникову и ему подобным не известна матушка Валентина - лишь бы Богу она была известна!

А вот за обвинения ее в кощунстве клеветникам, думается, еще предстоит дать ответ. Тем более, что в своих обвинениях они лукаво искажают высказывания матушки Валентины. Кощунство матушке приписывают за то, что она якобы утверждает, будто благодать с Державной иконы Богородицы ушла и перешла на Ченстоховский образ. Но матушка никогда не утверждала ничего подобного. Рассказывая о своем видении, она каждый раз специально оговаривала, что не в состоянии буквально передать сказанное ей, ибо сказано ей было на неземном языке, хотя смысл фразы был ей вполне понятен. Говоря о благодати, матушка употребляет выражение 'как бы перешла' - вполне в духе святоотеческих преданий, когда даже святые отцы, будучи не в силах адекватно пересказать свои небесные переживания, пользовались неопределенными выражениями: 'как бы', 'будто', 'вроде', 'словно', 'наподобие'... В лучшем случае матушку можно упрекнуть в том, что она не нашла более точных выражений в русском языке, но чтобы - в кощунстве?!

Судьбы России (да и мира) всегда строились на том, что в определенный отрезок времени особая благодать почивала именно на одном каком-либо образе. Размышлять, почему это так, - бессмысленно, никому не дано постигнуть небесных замыслов. При этом с других святых образов благодать нисколько не исчезала, и все же не им было дано сыграть решающую, судьбоносную роль в том или ином событии. Что же в этом кощунственного? Нелепо же говорить о том, что почитатели Казанской иконы должны были оскорбиться на почитателей Владимирской или, скажем, Феодоровской, когда не через ее, а иное посредство явила Пресвятая Богородица Свою чудесную помощь?!

А то, что Державная икона Божией Матери уже явила свою особую благодать над нашим Отечеством, - тоже очевидно. Восемьдесят с лишним лет Пресвятая Богородица хранила через сей Свой образ скипетр и державу, принятые Ею и убиенного русского царя, пока - слава Богу! - через покаяние русского народа и соборное прославление Государя Николая Александровича в его государстве он вновь не принял свои державные атрибуты у престола Всевышнего, дабы мистически править вверенной ему когда-то Богом империей. Тот исторический момент миновал. Ныне - иной этап в судьбе России... Хотя, повторюсь, благодатность Державной иконы Пресвятой Богородицы никто не оспаривал и не оспаривает, так что обвинители Сизовой борются с ветряными мельницами...

Что же касается самого главного аргумента противников необходимости соборной молитвы перед Ченстоховским образом, - о том, что это, мол, католическая диверсия, - то оно по сути еще более нелепо, чем предыдущие. Те, кто называет этот образ католическим, - должно быть, в лучшем случае, мало сведущие люди. Тем, кто путает икону с ее многочисленными списками (как удачными, так и неудачными), следовало бы, наверное, взывать не к Сизовой, а к издательскому отделу Московской Патриархии, чтобы он удовлетворил, наконец, насущные нужды тысяч своих пасомых и выпустил в достаточном количестве достойные, канонически безупречные образы. А такие уникумы, для которых доказательствами невозможности молиться перед Ченстоховским образом является тот факт, что именно-де перед ним молился римский папа Иоанн II об 'обращении' России, можно было бы отнести к разряду анекдотов, если бы это не было столь страшно для христианского самосознания.

Те тысячи 'заблудших' православных, которых 'просвещают' г.г. мельниковы и жоголевы, и без них прекрасно представляют, какое мертвящий яд несет в себе католицизм. Более того, они хорошо знакомы с исследованиями истории Ченстоховского образа и его печальной судьбы в руках католиков, проведенными Русской Православной Церковью еще полтора века назад. Этот достаточно скрупулезный труд проделал призванный в Польшу в числе 'отборных лиц из духовенства' настоятель ченстоховского храма в честь равноапостольных Кирилла и Мефодия отец Никодим, будущий преосвященный епископ Иосиф (Соколов). Только вот в те времена выводы наша Церковь сделала совсем не такие, как нынешние 'исследователи'. Она не отвергла изувеченный латинянами образ, не присвоила ему 'католическое достоинство', как г. Мельников, а продолжала почитать и множить его по всей Святой Руси. Одна точная копия ее оказавшаяся тоже чудотворной) хранилась в упомянутом храме, а другая точная копия, врученная католиками (!) при покорении Ченстоховской крепости в 1813-м году, была торжественно помещена в Казанском соборе Санкт-Петербурга, где, как известно, каждый год вечером 7 января служились с акафистами благодарственные молебны - за спасение России.

В те времена, когда образ этот был в любви и почете на Святой Руси, странным казался православным лишь тот факт, что в Киево-Печерской лавре юродивый Феофил (Горенковский), прославленный позднее в лике преподобных, почему-то принялся палкой загонять насельников обители на акафисты именно перед Ченстоховским образом Богородицы. Предвидел, должно быть, нынешние времена?

Больше скажу. Когда в публичной библиотеке я читала труды будущего епископа Иосифа (Соколова), то случайно (случайно ли?) познакомилась там с одним сотрудником, который слыхом не слыхивал ни о матушке Валентине, ни обо всей этой немыслимой (мыслимо ли спорить о нужности соборной молитвы?) полемике и вообще, насколько я могла понять, еще только ищущим дорогу в храм. Оказалось, что года два назад он был по делам в Польше и, как человек любознательный и страждущий, решил посетить Ченстоховский монастырь (он даже любезно скопировал мне видеозапись этого посещения). Не слишком представляя, как именно нужно просить Пресвятую Богородицу о помощи, но имея в этом насущную потребность, он, наблюдая, как католики обходят почитаемый ими образ на коленях, решил поступить так же. Обошел. И что же? После этого у него перестали болеть ноги...

Так было в истории нашей Церкви не раз. У православных святынь получали исцеление не только православные, но все, искренне, с чистым сердцем обращавшиеся к Пресвятой Богородице и угодникам Божиим в своей нужде - независимо от того, в чьей власти она была.

Любая святыня, попавшая по каким-то неведомым судьбам Божиим в руки или еретиков, или богоборцев, или кощунников, не перестает оставаться святыней, хотя и поруганной. Образно говоря, можно испоганить и даже уничтожить ее тело (доску, живопись), но нельзя погубить душу - благодать... В самом деле: не перестал же г. Мельников носить крест оттого, что, скажем, сатанисты устраивают над ним надругательства? Или г. 'исследователь этого вопроса' убежден, что и те святыни, над которыми еще совсем недавно ругались материалисты, впитали в себя дух богоборчества? А часть креста Господня - та, что у латинян, - перестала, по его мнению, быть животворящей? Поклонится ли он мощам первоверховных апостолов наших, которые хранятся в Риме у тех же папистов (а вдруг римский папа молился перед ними о чем-то еще более страшном!)? Припадет ли молитвенно ко гробу Господню, находящемуся в окружении еретических престолов, в стране наследников богоубийц?

Впрочем, думается, что сторонники идеи 'католической диверсии посредством Ченстоховского образа' и сами не могут не понимать, что в своих обвинениях почитателей этого образа в пролатинских настроениях они не только лукавят, но и явно перегибают палку. Они не могут не отдавать отчет, что православные чают вспомоществования Богородицы-Путеводительницы никак не в духовном порабощении России, а, напротив, в ее возрождении. И просят священноначалие - всего лишь! - присоединиться к их убогим молитвам, поднять всю Святую Русь на общее моление (чего не было, пожалуй, со времен Великой Отечественной войны - ни перед каким Богородичным образом).

Наглая экспансия еретиков стала возможна не потому, что немалочисленная часть православных поверила матушке Валентине и стала 'проявлять повышенный интерес' к Ченстоховскому образу Божией Матери, а с попустительства (а порой чуть ли не братания с католиками) нашего священноначалия. В самом деле, ведь не Сизова же молилась не столь давно в Ассизии 'за мир во всем мире' вместе с папой римским, а заодно и с монофизитами, методистами и пятидесятниками! Нет! Это счел для себя допустимым русский православный (?) митрополит! И, думается, не только по своей личной воле...

Украина и Эстония давно вопиют об этом к небу. Да и в Новосибирске, где проживает г-н Мельников, тоже далеко не с Ченстоховского образа уже много лет назад начали открываться католические приходы. Новые борцы с папизмом не могут этого не понимать, ибо они видят это собственными глазами. Как видят и очередные сообщения об экуменических нечестивых сборищах, где, как известно, присутствуют не только паписты, но кое-кто и погаже. Так что весь свой противолатинский пыл следовало бы направить в несколько в иную сторону, г.г. обличители! Почитатели Ченстоховского образа Божией Матери непременно присоединятся ко всякому слову против наглой экспансии папистов на нашей земле.

Некоторым господам вообще не нравится, как написана Ченстоховская икона (видимо, в их представлении это тоже аргумент 'против' ее почитания). 'Это - подмена', - утверждает все тот же господин Мельников об одном из списков и указывает как на 'настоящий' на другой , но... тоже на список. Увы, г. исследователь даже не составил себе труда познакомиться с точным описанием иконы апостольского пера (хотя никто не станет отрицать, что и указанный им список достоин всякого поклонения) и совершенно не в курсе того, что само наличие корон на иконах свидетельствует о том, что предложенный им 'настоящий' образ на самом деле явился никак не ранее 1717-го года, ибо именно в тот год, 8 сентября, ясногорская Ченстоховская икона была коронована латинянами, т.е. нунций папы Климента I наложил на оклад две короны: одну - на лик Спасителя, другую - на лик Богородицы, что в католической практике означает официальное признание образа чудотворным.

'Смущает глаз' автора, решившегося даже 'сказать вслух' об этом (поистине невероятная смелость!), отсутствие на иконе (том списке, который он видел) греческой буквенной аббревиатуры, означающей 'Матерь Бога'. Но вот передо мной - яркий иллюстрированный альбом 'Русь Сватая', выпущенный в 1995 году по благословению патриарха Алексия II. Есть там, к примеру, икона Богоматери 'Донская', написанная предположительно Феофаном Греком. Нет на ней требуемой аббревиатуры. Как нет ее и на списке с келейной иконы преподобного Серафима Саровского 'Умиление'... А если 'исследователь' потщательнее перелистает книги с изображениями Пресвятой Богородицы, к которым он сам же призывает, он обнаружит в них еще с десяток таких примеров (на каноничных, подчеркну, иконах) - может быть, после этого его оставят страхования?

Сему автору претит даже тот факт, что поляки называют апостольский образ Пречистой Матери Божией 'Черной Мадонной'. Так не называйте его так - вы ведь не поляк? не католик? Мы, слава Богу, тоже. Хотя лично я ничего зловещего и обидного в таком названии не вижу. Ведь и некоторые русские древние чудотворные Богородичные иконы (например, Табынскую) называют 'Черной Богородицей' из-за того, что они потемнели -от времени и от скорби за грехи наши...

Если желаете - назовите икону так, как называл ее патриарх Фотий, молясь перед ней в Византии (кстати - о заступлении от нашествия россов, наших предков), -'Матерью Слова'. Лишь бы молились!

Кроме того, есть у Ченстоховского образа Богородицы и новое название. Явилось оно так: один московский священник (соблазнявшийся даже названием 'Ченстоховская') сказал как-то матушке Валентине, что надо бы дать образу свое, русское именование. Матушку такое предложение смутило: как это, думала она, можно дерзнуть придумывать что-то самим? Она и думать забыла об этом 'странном предложении', как вдруг однажды во время молитвы она увидела в воздухе печатные буквы - как бы бегущую строку: 'ПОБЕДА НЕПОБЕДИМАЯ'.

Ах, простите, ведь г. Мельников априори отказывает матушке Валентине в доверии... Но это - его личная беда.

Впрочем, нет - не личная! Это наша общая беда. На горе нам, таких г.г. мельниковых слишком много на Руси - людей, разучившихся с детской простотой веры и благодарности принимать дары от Царицы Небесной, которые Она от начала земли Русской не переставала посылать людям Своим. Им непременно надобно, чтобы Матерь Божия лично ему, непосредственно сообщила волю Свою - да и тогда: поверят ли?

Многие из таких гг. мельниковых, облеченных священным саном, в числе своих главных обязанностей усвоили две - слушаться начальство пуще Бога и народ никуда 'не пущать!' В своей нелюбви к простым 'неизвестным' людям церковным они обнаруживают непостижимый для верующего сердца страх перед волей, чувствами и чаяниями своей паствы. Даже если эта воля и чаяния вполне безупречны в каноническом отношении. Вот тут-то и происходит истинная подмена (а не та, о которой вопиет г-н Мельников): подмена пастырства - наемничеством. Подмена молитвы - совершением треб. Подмена просвещения - прещениями.

Ответьте, православные, всего на три вопроса:

1. Канонична ли Ченстоховская икона Богородицы - как та, что находится в латинском полоне (написанная апостолом Лукой, подаренная палестинскими христианами равноапостольной царице Елене, принесенная в славянские земли по благословению Боговидца патриарха Фотия равноапостольными братьями Кириллом и Мефодием и хранившаяся прежде у галицко-русских князей), так и ее многочисленные чудотворные списки?

2. Признает ли Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь соборное моление как наиболее полное выражение воли и чаяний верующих?

3. Законна ли просьба мирян к пастырям своим о молитве?

И если: 1. Канонична; 2. Признает; 3. Законна; - то можете во все остальное, переданное православным через матушку Валентину, и не верить (те, кто не хочет верить), но скажите тогда по совести: почему на протяжении многих лет священноначалие наше остается не просто глухо и слепо, но и все более агрессивно и раздраженно к законной просьбе своей паствы совершить соборное моление перед каноничным образом о возрождении отечества? И происходит очередная подмена молитвы - клеветой на хотящих молиться и... молчанием к небу.

Е. Карасева,
тоже неизвестная мирянка.

*   *   *