Русь Православная

номер за сентябрь-октябрь 2002 г.

Плоды апостасии

Павел ТРОИЦКИЙ

АФОНСКАЯ КАТАСТРОФА
Зловещие планы мировой закулисы
по уничтожению многовекового центра Вселенского Православия становятся все реальнее

Уважаемая 'Русь Православная'!

Недавно я получил письмо афонского схимонаха Серафима, которое свидетельствует, что проблемы Святой Горы усугубляются.
Вот это письмо:

'Мир тебе и благословение Св.Горы Афон!
Хочу сообщить тебе, что о.М. (молдаванин) был недавно в Андреевском скиту и имел беседу с игуменом и другим отцом, бывшим в недавнем прошлом игуменом. Они рассказали ему, что греческое правительство совместно с патриархом Варфоломеем с согласия Св. Кинота собираются выгнать всех неугодных им жителей Афона: греков-зилотов и беспаспортных насельников, в основном русских и румын. Это решение твёрдое, и они его выполнят. Предлогом служит, что будто бы на Афоне проживает 800 румын. Но это глупость, в лучшем случае - 80. Отец Д. сказал мне, что отец Х. получил точно такую же информацию от своих друзей, полицейских из Афин, и очень обеспокоился. Ранее он шутил по поводу наших страхов, теперь не до шуток. Это серьёзно.
Молитвами святителя Саввы, Господи Иисусе Христе, помилуй нас!'


НЕМНОГО ИСТОРИИ


Тут необходимо сделать следующее разъяснение. В древности Святая Гора подчинялась проту, то есть особому выборному монаху, который жил в Карее, настоятельствовал в карейской лавре. До 14 века канонически Святая гора находилась в ведении иериссоского епископа (местечко рядом с горой). Впрочем, управлял всем прот. А иериссоский епископ прибывал на Афон лишь в особых случаях для совершения богослужений и рукоположений. Особое попечение о Святой горе как уделе Божией Матери имел император.

Но в 1313 году император Андроник передал Святую Гору в ведение Константинопольского патриарха. В 1626 году была по неизвестным нам причинам ликвидирована власть прота, земля поделена между двадцатью существовавшими тогда монастырями, и власть передана собранию их представителей. Это собрание называется ныне Кинотом. Ранее было не так: прот собирал собрание игуменов, старцев всех обителей, находящихся на Афоне. И все имели одинаковое значение, но решающий голос принадлежал проту.

Почти четыре столетия Афон управляется Кинотом, при этом состав монастырей закреплён законодательно. На территории монастырей и келий находятся скиты и кельи, которые подчиняются монастырям. Кельи, в отличие от скитов, можно покупать. При этом инок покупает келью и получает право пожизненного проживания в ней со своими учениками. О сем составляется соответствующий документ, называемый омологией, в котором указаны хозяева, территория и некоторые особенности кельи. Этим в Х
IX веке широко пользовались русские иноки, которым негде было селиться. Монастыри тогда активно продавали кельи, это был один из источников их доходов.

Но сегодня такая практика почти исчезла. То ли монастыри стали богаче, то ли желающих жить в кельях стало мало. В то же время в последние годы количество келиотов и отшельников резко возросло. Далеко не все они получают омологии. Большинство просто селится в кельях на птичьих правах, то есть денег монастырю не платят, а монастырь на таких поселенцев 'смотрит сквозь пальцы'. Даёт, так сказать, молчаливое согласие.

Почему так происходит? Дело в том, что население Афона сильно уменьшилось по сравнению с началом ХХ века. Все меньше становится подвижников, способных жить в трудных условиях без достаточного количества земли для огорода, без воды и без других, ставших обычными для современного человека, удобств. Поэтому насельниками подобных бедных угодий являются, как правило, зилоты или представители негреческих национальностей, в первую очередь русские и румыны. Напомню, что зилотами называются афониты, не поминающие патриарха Варфоломея. Зилотское движение возникло в двадцатых года прошлого века, когда большинство насельников Афона отказалось признать реформы константинопольского патриарха, в первую очередь т.н. 'новый стиль'. Только один монастырь - Ватопед - перешёл на новый стиль, и то на очень короткое время.

Но прошли годы, и патриарх Афиногор выступил с новыми либерально-экуменическими инициативами. На этот раз константинопольский патриарх настолько воспылал любовью к еретическому Риму, что самочинно снял анафему с Римского престола. Естественно, такие абсурдные действия не могли найти поддержку у афонитов, и начался второй всплеск зилотского движения. С этого момента полностью зилотским становится один из монастырей - Есфигмен, стены которого и по сей день украшают знаменитые слова : 'Православие или смерть!'.

 

НЕПРОШЕННЫЕ 'ОСВОБОДИТЕЛИ'


Этот-то монастырь и собираются в ближайшее время очистить представители Константинополя руками греческой полиции. Однако основная масса зилотов живёт по многочисленным афонским кельям и, естественно, монастыри, на территории которых они живут, не дают и не могут дать им никаких формальных прав на проживание. В то же время монастырям выгодно, чтобы кельи не пустовали и, по возможности, даже восстанавливались.

Есть и другая категория монахов, которая несомненно тоже подвергнется прещениям - это иностранцы. Дело в том, что долгие годы, даже до падения Константинополя, святогорцы подчинялись турецкому султану. Но в 1912 году на берега Афона высадился греческий десант, который фактически аннексировал Афон. В то время готовился проект, согласно которому Афон, как удел Божией Матери, должен находиться в ведении всех православных стран, во избежание национальной розни, проявления которой в то время были весьма часты.

Так или иначе, Афон был захвачен либеральными властями Греции. А революция 1917 года в России сняла все вопросы о государственной принадлежности Афона. Таким образом, Афон оказался канонически подчинённым Константинопольскому Патриарху, находящемуся на территории нехристианского государства и фактически утратившему свою паству, а государственную власть на Святой Горе захватила Греция. Внутренней же жизнью Святой Горы по-прежнему руководят представители двадцати монастырей, из которых один русский, один сербский, один болгарский, а остальные греческие.

Но с точки зрения государственной власти все постоянные насельники Афона должны быть гражданами Греции. Однако далеко не все русские, проживающие как в Пантелеймоновом монастыре, так и в других монастырях, имеют греческие паспорта. А о бесправных келиотах и отшельниках: русских, румынах, молдаванах и говорить нечего. Они, естественно, не имеют греческого гражданства. Поэтому все они могут быть выдворены со Святой горы на вполне законном основании. Зилоты - как не имеющие прав на проживание на территории того или иного монастыря, а остальные - как не имеющие прав проживать в Греции.

Заметим, что даже во время турецкого владычества никаких проблем с гражданами разных национальностей не было. И, конечно, свобода гражданства афонских насельников более соответствует духовному смыслу удела Божией Матери, чем паспортная система любого государства. Стоит ли забывать, что истинную 'прописку' на Афоне насельники Святой Горы получают от Самой Божией Матери, единственной законной управительнице в своём уделе. И у Неё никогда не было ограничений для проживания ни для кого, кроме врагов Её Сына - еретиков
.

Вообще, как это ни парадоксально, турецкое владычество оказалось чуть ли ни самым спокойным периодом в истории Афона. Турки строго оберегали Афон от представительниц слабого пола. Практически не было гонений, за исключением тех случаев, когда на территорию Афона, проникали отряды греческих 'освободителей', баламутивших послушников, а иногда и монахов, и увлекавших их в свои политические авантюры. Причем по большей части это были даже и не политические мятежники, а разбойники, нападавшие как на турецких солдат, так и на самих монахов, и даже продававшие их в рабство.

Во время турецкого правления на Афоне присутствовало всего несколько турецких чиновников, которые ни разу не выставили с Афона ни одного монаха по причине его национальной или государственной принадлежности. Неужели же греческий народ не может подобным образом относиться к своим братьям - православным христианам, как это делали мусульмане?

 

КОМУ МЕШАЮТ ЗИЛОТЫ И РУССКИЕ?

Но дело, конечно, не в народе, а в глобальных процессах становления 'нового мирового порядка', в его либерально-демократических 'ценностях', которым так преданы государственные руководители современной Греции. Отсюда их боязнь иметь под боком, на Афоне, сильный центр Вселенского Православия, который не принимает ни объединённой на чуждых ценностях Европы, ни, вообще, духа современного богоборческого мiра. Поэтому союз греческих либералов с патриархом-вероотступником Варфоломеем в деле 'зачистки' Святой Горы вполне понятен и объясним. И зилоты, и русские являются на Афоне едва ли не последним препятствием на пути торжества всеобщей апостасии и богоборческой глобализации.

Потому и приходят с Афона всё более тревожные слухи. Русские, сербы, румыны, молдаване, греки просят защитить их от полицейских дубинок, которые могут стать в скором времени главным аргументом для решения всех проблем. Это не пустые слова: в прошедшем столетии древняя афонская земля уже была свидетельницей нескольких подобных полицейских акций. Последняя из них хорошо памятна русским людям - это изгнание русского братства из Ильинского скита, основателем, которого был преп. Паисий Величковский.

Ясно, что готовящаяся сегодня 'чистка' - только начало покорения Афона. И изгнанием зилотов и бесправных русских келиотов дело не кончится. Предотвратить грядущую катастрофу может только активное вмешательство православной общественности. Вообще проблема изменения правового статуса Афона не нова. Она поднималась еще на совещании Глав и представителей автокефальных Православных Церквей в 1948 году.

К этому совещанию была подготовлена замечательная статья профессора С.В.Троицкого 'Афон и международное право'. Автор предлагал изменить международное положение Афона, сделать его субъектом международного права, подобно Ватикану. Или даже осуществить проект Лондонской конференции 1913 года и провозгласить Афон самостоятельной монашеской республикой под протекторатом тех государств, в которых большинство населения принадлежит к Православной Церкви.

В области внутреннего устройства профессор предлагает следующее: 'Новый Устав должен изменить феодальное устройство Афона, предоставляющее право на землю только монастырям, и право это должно быть предоставлено всем монашеским организациям сообразно числу их насельников, как бы они не назывались - монастырь или скит, келлия или калива'.

Ясно впрочем, что сдвинуть проблему с мертвой точки можно только в том случае, если священноначалие тех Поместных Православных Церквей, чьи чада подвергаются на Афоне гонениям и дискриминации, всерьез решит бороться за их права, за ограждение всего братства Святой Горы от посягательств сановных вероотступников и архитекторов 'нового мирового порядка'. В первую очередь все сказанное относится, конечно, к Русской Православной Церкви. Остаётся последний вопрос: имеет ли сегодня наша Русская Церковь достаточно сил, чтобы предотвратить афонскую катастрофу?

 *   *   *