Русь Православная

номер за сентябрь-октябрь 2002 г.

Проблемы церковной жизни

Константин ДУШЕНОВ

КРАХ ЦЕРКОВНЫХ ЛИБЕРАЛОВ
Решение Ватикана о создании в России полноценной церковной структуры знаменует собой крупнейший провал церковно-политической стратегии Московской Патриархии за последние сорок лет

Шестого февраля 2002 года Ватикан официально объявил о реформировании структур католической церкви на территории России. По решению папы римского Иоанна Павла II четыре временные 'апостольские администратуры', учрежденные в России после победы 'демократии', станут полноценными епархиями, а бывший 'администратор центральной России' Тадеуш Кондрусевич - всероссийским митрополитом. Теперь католические епархии будут действовать в Москве, Новосибирске, Саратове и Иркутске. Как пояснил Кондрусевич, никаких предварительных переговоров на эту тему с Московским Патриархатом католики не вели, потому что Ватикан считает своей 'канонической территорией' весь мир и не собирается делать для России никакого исключения.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, в свою очередь, заявил: 'Мы рассматриваем упомянутый шаг как недружественный: По сути он означает создание поместной католической церкви России со своим центром в Москве, претендующей иметь своей паствой российский народ: Образование такой церкви фактически означает вызов, брошенный Православию'.


"БРАТСКАЯ" ПОЩЕЧИНА

Решение Ватикана, само по себе откровенно конфликтное, выглядит особенно скандально на фоне того факта, что незадолго перед этим, 24 января, высокопоставленная делегация Московской Патриархии по благословению патриарха Алексия II приняла активное участие в 'совместном молении за мир', состоявшемся в итальянском городе Ассизи под руководством папы Иоанна Павла II.

В этом помпезном мероприятии участвовали 300 представителей 12 различных религий, от буддистов и мусульман до иудеев и африканских колдунов. Первоначально торжественную службу предполагалось провести в одном из католических соборов, но иудеи заявили, что не станут молиться в христианском храме. Тогда богослужение было решено перенести на открытый воздух - на городскую площадь.

Несмотря на возмущение ревнителей православного благочестия и протесты церковной общественности, от лица Московской патриархии участие в этом суперэкуменическом мероприятии принимала целая делегация из трех архиереев во главе с митрополитом Волоколамским и Юрьевским Питиримом (Нечаевым). Выступая в программе 'Вести' по телеканалу РТР, владыка Питирим заявил, что он глубоко удовлетворен тем 'духом единства и братской любви', который ему удалось ощутить во время такой совместной молитвы.

Сей факт, по замыслу церковных либералов во главе с митрополитом Кириллом (Гундяевым), должен был символизировать неизменность 'братских отношений' между МП и Ватиканом и оживить заглохший было в последнее время 'православно-католический диалог'. Епископ Керченский Иларион, входивший в русскую делегацию, беседуя с корреспондентом интернет сайта Orthodox Christianity (ORTHODOX@LISTSERV.INDIANA.EDU), прямо заявил: 'Мы надеемся на прорыв в наших отношениях с Римом. Мы нуждаемся в созидательных предложениях Ватикана'. На вопрос: 'Думаете ли Вы, что объединение католиков и православных поможет принести мир мiру?' он ответил ясно и недвусмысленно: 'Безусловно: Только православные и католики могут сохранить традиционные богословские принципы. Мы должны быть как можно более тесно объединены'.

Однако на сей раз обильные экуменические словоизлияния наших церковных либералов остались без ответа. В Ватикане сочли, то нынешнее руководство РПЦ не способно оказать серьезного противодействия католической экспансии в России, и на 'братские' призывы из Москвы ответили оглушительной оплеухой.

Теперь служба коммуникации Отдела внешних церковных сношений (ОВЦС) запоздало и неуклюже оправдывается, заявляя, что-де 'никакой "совместной молитвы", а тем более богослужения, в которых принимала бы участие делегация Русской Православной Церкви, на вышеупомянутой встрече не было. Название мероприятия: "День молитвы за мир во всем мире", предполагало не общую, а частную молитву по строго конфессиональному признаку, в отдельных, изолированных друг от друга помещениях'. И это при том, что незадолго до сборища в Ассизи представитель секретариата по межхристианским связям ОВЦС недвусмысленно заявил: 'Московская Патриархия намерена участвовать во всех мероприятиях, которые устраиваются организаторами, в том числе и в богослужении, которое возглавит папа римский' ('Церковные новости' ?1 (102), 2002г., с.6).

Почувствовав, наконец, как скандально они опозорились, вчерашние друзья Ватикана из ОВЦС теперь делают в его сторону одновременно грозные и растерянные заявления, наподобие того, что 'мы противопоставим католической экспансии нашу решимость созидать тело собственной Церкви' (о. Всеволод Чаплин). Но при этом, похоже, сами понимают, как смешно и жалко они выглядят в данной ситуации.
 

СТРАТЕГИЯ ДУХОВНОЙ КАПИТУЛЯЦИИ

Столь печальный итог внешнеполитической деятельности МП стал закономерным результатом той пагубной - антиправославной и антирусской - стратегии духовной капитуляции, которую Отдел внешних церковных сношений (ОВЦС) Московской Патриархии, возглавляемый митрополитом Кириллом, последовательно и целенаправленно проводил в жизнь на протяжении последнего десятилетия.

Впрочем, духовные истоки этого капитулянтского курса коренятся еще глубже, в начале 60-х годов ХХ века. Они восходят к одиозной фигуре митрополита Никодима (Ротова), одного из крупнейших русских ересиархов прошлого столетия. Заняв в 1961 году ключевую должность председателя ОВЦС, он почти не скрывал своего решительного стремления к унии с католиками, регулярно выступая на эту тему - то с докладом о сближении позиций РПЦ и Ватикана, то с приветственным словом к участникам православно-католических 'богословских диалогов', то со статьей об укреплении контактов между МП Римским понтификом 'в свете деяний II Ватиканского собора'.

Апогеем усилий владыки Никодима в этом направлении стало беспрецедентное решение Священного Синода РПЦ от 16 декабря 1969 года, позволявшее православным причащаться в католических храмах и признававшее, таким образом, действенность и благодатность Святых Тайн у еретиков. Вопиющая антиканоничность такого решения была столь очевидна, что оно сразу же вызвало волну критики даже со стороны дружественных Московской Патриархии поместных православных Церквей. Но влияние митрополита Никодима - а после его кончины других либералов в церковном руководстве - было столь велико, что это скандальное 'разрешение' было отменено лишь в 1986 году.

О значимости Отдела Внешних Сношений МП в церковной жизни России ярче всего говорит тот факт, что среди высшего священноначалия РПЦ нет практически ни одного иерарха, который бы не имел к нему отношения. Нынешний патриарх Алексий II занимал в свое время должность заместителя председателя этого Отдела. Среди шести постоянных (т.е. пожизненных) членов Священного Синода двое - митрополиты Ювеналий (Поярков) и Филарет (Вахромеев) - были председателями ОВЦС, один - митрополит Кирилл (Гундяев) и поныне является его руководителем, еще один - архиепископ Солнечногорский Сергий (Фомин) - двадцать лет, от студента семинарии до архиерея, прослужил в Отделе. Питерский митрополит Владимир (Котляров), начавший свою карьеру как представитель Московского Патриархата во Всемирном Совете Церквей, тоже именно ОВЦС обязан ее крутым взлетом.

Думается, сказанного вполне достаточно для того, чтобы проиллюстрировать роль и место Отдела в пирамиде церковно-политической иерархии. И, соответственно, меру ответственности наших нынешних церковных руководителей за то, что все многолетние усилия 'православных экуменистов' по умиротворению 'братьев-католиков' завершились полным провалом. По сути дела, недавнее решение Ватикана о развертывании в России своей полномасштабной церковной структуры - а значит, о начале откровенной духовной агрессии против Православной Церкви и русского народа - является ярчайшей иллюстрацией 'профнепригодности' той группировки либералов-никодимовцев, которая уже долгие годы управляет Московской Патриархией, келейно принимая важнейшие решения по самым злободневным вопросам нашей церковной жизни за спиной народа Божия.
 

МОГЛИ, НО НЕ ЗАХОТЕЛИ:

А между тем, за последние десять лет реальная возможность изменить капитулянтский курс ОВЦС, прекратить антицерковную экуменическую вакханалию, была упущена нашим священноначалием не раз и не два. На протяжении 90-х годов такие требования православной общественности, духовенства и части епископата звучали все чаще и громче. Но московское церковное начальство почему-то не пожелало услышать эти голоса.

'К несчастью для всего христианского мира, - писал еще в 1993 году митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн - амбиции римских первосвященников растут, гордыня все глубже и глубже пускает свои ядовитые корни в церковную жизнь Запада. Стремление к господству над миром и активное участие в политических интригах стало неотъемлемой чертой католического мировоззрения. Из-за агрессивной политики пап тяжело складывались отношения католицизма с православной Россией. На протяжении всей русской истории Рим не упускал возможности использовать сложности русской жизни в своих интересах:

Враги России прекрасно понимают, что они делают. Огромные деньги, силы и средства брошены на то, чтобы не допустить духовного возрождения нашего Отечества:'

В ответ патриарх Алексий II издал специальный циркуляр, запрещающий публиковать статьи и проповеди митрополита Иоанна в церковной прессе, а церковные либералы обрушили на блаженного старца целый шквал клеветы и грязных обвинений во всех грехах - от расколоучительства до антисемитизма и 'русского фашизма'.

Нечто подобное произошло и в 1997 году, когда 'Русь Православная', верная заветам почившего к тому времени святителя Иоанна, ознакомила широкие круги православной общественности с текстом т.н. 'Баламандской унии', заключенной представителями ОВЦС МП едва ли не тайком и предусматривавшей полномасштабную духовную капитуляцию Русской Православной Церкви перед непомерными амбициями Ватикана.

'Реальное значение этого документа, - писала тогда 'РП', - если он, не дай Бог, будет ратифицирован Русской Церковью и станет руководством в практической деятельности духовенства - по своим разрушительным последствиям для русского народа сопоставимо разве что с горбачевской 'перестройкой'. Ибо там под лозунгом вхождения в мировую цивилизацию разрушили исторически сложившееся на протяжении многих столетий державное тело Великой России, а здесь - под лозунгом религиозной терпимости и свободы совести на десятилетия вперед закладываются основы механизма разрушения, растления ее православной соборной души...

Исходя из этого, несложно понять, почему церковные власти так упорно отказывались ознакомить православную общественность с документом, подписанном в Баламанде. Тайна Баламандского соглашения есть тайна вероотступничества той либерально-экуенической, никодимовской части русского епископата, которая всеми правдами и неправдами стремится втянуть РПЦ в новую, еще более изощренную унию с Ватиканом'.

В ответ на эту и другие, аналогичные по смыслу и направленности публикации 'РП', митрополит Кирилл и другие архиереи-'никодимовцы' развернули беспрецедентную кампанию травли нашей газеты, завершившуюся специальным Определением Синода, в котором утверждалось, что такие 'публикации воспринимаются как оскорбительные, направленные на дискредитацию архипастырей в глазах верующего народа, совершенные с намерением посеять недоброжелательность': Интересно: теперь, когда все наши предупреждения о пагубности экуменического и филокатолического курса церковной политики для святого дела русского духовного возрождения, для нужд и интересов нашей Матери-Церкви воплотились, увы, в реальность - митрополит Кирилл со товарищи снова будут утверждать, что православные патриоты и ревнители святоотеческого благочестия безосновательно 'оскорбляли' и 'дискредитировали' вероотступников-никодимовцев? Да ведь сегодня его собственная антикатолическая риторика едва ли не дословно повторяет все их аргументы пятилетней давности!
 

СИЛЬНА ЛИ МОСЬКА?

Впрочем, этой риторикой пока все и ограничивается. Чем конкретно собирается ответить владыка Кирилл и возглавляемый им ОВЦС на вызов Ватикана - никому неизвестно.

Похоже, ответить просто-напросто нечем! После провала своего многолетнего прокатолического курса церковные либералы не имеют никакой внятной стратегии. Кроме того, патриархийные чиновники, привыкшие к келейности и безнаказанности, откровенно боятся прямо объясниться с православными. И сказать-то им нечего, да и за кресла свои опасаются:

Вот и раздаются из ОВЦС какие-то невнятные речи. То служба коммуникаций заявит, что 'намеченные Ватиканом действия являются нарушением канонических принципов и норм межцерковных отношений. Такие действия станут серьезным препятствием для развития диалога между двумя Церквами'. То секретарь ОВЦС по межхристианским связям Игорь Выжанов посетует, что 'представители римско-католической церкви постоянно говорят о мире и о дружбе, но при этом интересы русской православной церкви абсолютно не учитываются: С РПЦ не посоветовались, просто поставили патриарха всея Руси Алексия II перед фактом'. То заместитель председателя ОВЦС МП протоиерей Всеволод Чаплин оповестит взволнованную общественность, что 'создание в России католической церковной провинции наносит удар по той перспективе улучшения взаимоотношений, которая возникла в последнее время'. В целом все это, к сожалению, напоминает сюжет известной басни Крылова про Моську и слона:

Сам митрополит Кирилл, выступая 12 февраля на телеканале РТР в программе 'Подробности', всячески корил Ватикан за коварство и экспансионизм, но ни словом не обмолвился ни о причинах провала своей многолетней прокатолической стратегии, ни о том, что же он теперь собирается делать, чтобы исправить сложившуюся ситуацию. Зато он сообщил телезрителям, что 'провел в беседах с папой римским много часов'.

Похоже, что никакого реального изменения курса церковной политики владыка Кирилл не планирует. Изменится лишь риторика: под прикрытием православно-патриотической фразеологии церковные либералы постараются путем закулисных переговоров с католиками как-нибудь сгладить острые углы и в конце-концов убедить православную общественность в том, что ничего страшного не произошло, а мудрое священноначалие по прежнему контролирует ситуацию и непрестанно радеет о церковном благе. Только вот поверят ли таким речам рядовые верующие?..
 

КТО ОТВЕТИТ ЗА СОБЛАЗН?

Скандальным провалом 'церковного МИДа' не замедлили воспользоваться демократические СМИ, усилив свои традиционные нападки на Русскую Православную Церковь. Так, например, известный телевизионный обозреватель Максим Соколов, ведущий программы 'Однако' на телеканале ОРТ, опубликовал в газете 'Известия' (14.02.2002) целую статью на эту тему, ехидно отметив, что теперь в обществе наверняка усилятся позиции 'светских либералов, которые считают, что православное священноначалие, да и РПЦ в целом, есть корпорация жрецов-обманщиков, алчных до денег и власти, а потому стремящихся любой ценой сохранить свое монопольное положение на рынке окормления паствы. А поскольку Ватикан - опаснейший конкурент на этом рынке, тактика РПЦ сводится к тму, чтобы тащит и не пущать'.

'Раздача благодати, - глумливо поучает он православных, - должна производиться на общих основаниях свободной конкуренции - и зачем же с Ватиканом делать исключение?.. Всем можно, а римскому понтифику почему-то нельзя?'

'Независимая газета' (13.02.2002), в свою очередь, приводит слова новоиспеченного католического 'митрополита всея Руси' Тадеуша Кондрусевича, который преспокойно заявляет, что никаких особых прав за Русской Православной Церковью на территории России Ватикан не признает, а его 'канонической территорией' является весь мир. 'Я думаю, - подводит итог Кондрусевич, - что реакция Патриархии - это продолжение политики беспочвенных обвинений, которые мы слышим уже на продолжении одиннадцати лет'.

Читаешь все это, и невольно задаешься грустными вопросами. Кто теперь измерит тот вред, который нанес нашей Церкви митрополит Кирилл со товарищи своим либерально-экуменическим лакейством перед инославными еретиками? И кто сумеет предотвратить дальнейшие гибельные последствия такого лакейства? Да, и еще: кто-нибудь, в конце концов, понесет ответственность за весь тот соблазн, который посеял ОВЦС в душах русских людей, оказавшихся свидетелями столь явной неспособности нашего церковного священноначалия защитить интересы Русской Православной Церкви перед лицом откровенной духовной агрессии западных еретиков?
 

ВЫБОР ПУТИ

Что ж, сегодня православная, церковная Россия вновь оказалась на развилке. Мы вновь стоим перед необходимостью выбора пути. При этом у нас есть только две возможности.

Можно и дальше продолжать прежний, обанкротившийся либерально-экуменический курс церковной политики. Но при этом надо ясно понимать, что в стратегической перспективе он неизбежно приведет Русскую Православную Церковь к гибельному духовному порабощению, к пагубным внутренним нестроениям, ожесточенным конфликтам и расколам.

Но можно избежать этой мрачной перспективы. Для этого церковное руководство должно, наконец, прислушаться к мнению церковной общественности и решительно отказаться от прежнего либерализма и экуменизма, твердо встать на позиции православных патриотов и ревнителей святоотеческого благочестия.

Что же мешает таким благотворным переменам?

В первую очередь - укоренившаяся за долгие годы богоборческих гонений келейность в принятии важнейших решений, пренебрежение мнением православной общественности, попрание соборности, и как следствие - отсутствие дееспособного административного аппарата, эффективного механизма управления церковной политикой. Фактическая отмена Поместных Соборов, боязнь церковных 'верхов' встретиться лицом к лицу с собственной паствой - самое яркое подтверждение этой страшной болезни.

Впрочем, удивительного тут ничего нет. Засилье либералов и экуменистов в церковном руководстве давно уже ни для кого не является секретом. Именно они, боясь прослыть 'ретроградами' и 'фундаменталистами', из года в год срывают давно назревшие перемены в курсе церковной политики. Именно они, прекрасно приспособившиеся к условиям дикого российского капитализма, заискивают перед нынешней антирусской государственной властью, ищут в ней опору, опасаясь в случае внутрицерковных перемен потерять свое материальное благополучие и высокое иерархическое положение. Именно они без устали травят православных патриотов и ревнителей святоотеческого благочестия, клеветнически обвиняя их в 'раскольничестве' и 'экстремизме':

И все же им не удастся остановить русское духовное возрождение. Верен Господь, обещавший верным Своим: 'Се постыдятся и посрамятся вси сопротивляющиеся тебе. Будут бо яко не сущии, и погибнут вси соперники твои'. Сие и буди, буди! 'Разумейте, языцы, и покаряйтесь, яко с нами Бог'!

*   *   *